Интеллект в социальной суперсистеме


Интеллект в социальной суперсистеме

Интеллектуальный фактор всегда присутствует при управлении и самоуправлении по полной функции, так как Мироздание содержит в себе все необходимое для исполнения всего его цикла существования

👁176

Исторически так сложилось, что обыденное сознание утратило видение смыслового различия слов “разум”, “ум”, “рассудок”, “соображение” поэтому мы здесь пользуемся нерусским словом “интеллект”, понимая под ним самоизменяющийся, самонастраивающийся алгоритм выбора, преобразования информации, в результате действия которого возникают информационные модули, ранее данному субъекту не известные и в готовом виде в него извне не поступавшие. Всякий алгоритм — некая частная мера, по которой протекают информационные потоки; поэтому интеллект — процесс расширения некой частной меры.

Что такое и как работает объект, называемый интеллектом, — дело довольно неясное, особенно для сознания, опирающегося на мировоззрение, не признающее информацию вне человеческого общества объективной категорией; или полагающего, что человек — единственное существо, обладающее интеллектом, или что интеллект всегда локализуется по принципу “один интеллект — одно существо” и не может локализоваться по принципу “один интеллект — множество (также и разнородных) носителей его разных фрагментов”.

Но, если говорить об управлении достаточно широко, то интеллектуальный фактор всегда присутствует при управлении и самоуправлении по полной функции, вне зависимости от того, насколько и как человек представляет себе интеллект вообще и в его конкретных формах существования.

Во многих замкнутых системах интеллект действует и в ходе осуществления концепции управления: в случае утраты или паралича интеллекта в таких системах происходит потеря качества управления в большей или меньшей степени, вплоть до полного срыва концепции управления. Именно это и произошло с партаппаратом КПСС: паралич интеллекта верноподданостью и догматами. Ранее по тем же причинам погиб царизм; по этим же причинам погибнет и “демократия” по-западному.

Необходимость повышения качества управления в технике вызвала к жизни множество научно-технических разработок по теме “искусственный интеллект”.

Противоборство различных социальных групп в истории породило множество методов сдерживания, блокирования, нарушения и распыления чужой интеллектуальной деятельности и множество методов стимуляции, псевдостимуляции и оттачивания культуры собственной интеллектуальной деятельности.

Указанные здесь два аспекта деятельности человеческого общества по проблеме интеллекта тесно связаны с ответом на вопрос: интеллект — общеприродное явление, а человеческий интеллект — один из многих, а искусственный интеллект — действительный интеллект, достаточно часто — протез собственного интеллекта человека? либо же человеческий интеллект уникален, а “искусственный интеллект” — его порождение, имеющее с человеческим только общее название, но внутренне сущностно качественно отличное от него?

Рассмотрим некий информационный процесс, основанный на заведомо безинтеллектуальных элементах и на жестких алгоритмах (правилах действий), не требующих участия интеллекта.

В природе все подчинено иерархии вероятностных предопределенностей, отражаемых в наблюдаемой статистике. Поэтому моделирование многих процессов, протекающих в природе и обществе требует моделирования вероятностных предопределенностей, для чего употребляются разного рода статистические модели, которые включают в себя генераторы случайных чисел — моделирующих аналогов жизненных случайностей.

Один из наиболее известных генераторов случайностей (однозначных непредсказуемостей) — игра в рулетку.

Рулетка в её примитивном виде представляет собой “блюдечко”, внутри которого вдоль бортика лежит кольцевой желобок с ячейками, в которых записаны числа. В центре “блюдечка” вертикальная ось, на которую насажена крестовина. Крестовине придают вращение, и в “блюдечко” бросают шарик. Лопасти крестовины гоняют шарик по “блюдечку” (донышко которого в некоторых конструкциях рулетки также вращается) до тех пор, пока кинетическая энергия крестовины и шарика не будет рассеяна. После этого шарик останавливается в одной из ячеек. В зависимости от выпавшего числа и ставок, сделанных игроками перед бросанием в блюдечко шарика, крупье-банкир — вращающий рулетку — перераспределяет между своим “банком” и игроками выигрыши и проигрыши.

Шарик не имеет постоянной кинематической связи с крестовиной и “блюдечком” и при правильной круглой форме “блюдечка”, его горизонтальном положении, отсутствии скрытных тормозов и т.п., это является защитой интересов игроков от мошенничеств с торможением крестовины на числах, гарантирующих выигрыш кого-либо из игроков или крупье.

Правила же игры вероятностно предопределяют выигрыш владельцев казино.

Игру в рулетку относительно недавно массово показывали в фильме “Блеф”, где А.Челентано “сорвал банк”, хлопая дверью после беседы на яхте, поставив на “зеро” — ноль. Телешоу “Что? Где? Когда?” и “Поле чудес” имеют упрощенный вариант рулетки без шарика. Телешоу этого типа — отвлечение интеллектуальной мощи массы людей на ерунду, необходимое хозяевам закулисных спонсоров подобных программ для того, чтобы облапошить народ, пока он взирает на телешоу или телесериал из мыльных пузырей: “Маразм крепчает в Санта-Барбаре”.

Разрядка страстей и эмоциональная отдушина есть, но понимание происходящего от КВНа к КВНу не растет, хотя интеллект и команд, и сценаристов работает вовсю: но не на разрешение проблем жизни общества; это и требуется над-“элитарному” предиктору; а коэффициент общественно полезной интеллектуальной деятельности при этом близок к нулю.

Рассмотрим ситуацию: два игрока по имени (окружающая) “Среда” и “Система” крутят “рулетку” под наблюдением “Судьи”, контролирующего общий ход игры. Рулетка обладает особенностью: при многократном вращении она выбрасывает случайные числа, подчиненные закону распределения такому, что на числовой оси по мере выпадения новых чисел появляется область сгущения, в которой выпавших чисел больше, чем вне её.

“Среда” начинает игру и крутит рулетку два раза. Первое из выпавших у неё чисел является кодом, по которому “Судья” определяет максимальное время, в течение которого “Система” должна сделать ответный ход. В своем ходе “Система”, чтобы не проиграть, должна противопоставить второму числу, выпавшему “Среде”, большее или равное ему число.

В своем ходе “Система” вращает “рулетку” в течение времени, отведенного ей ходом “Среды”. Кроме того, у “Системы” есть лотерейный барабан, в котором находятся шарики с записанными на них числами, выпадавшими в прошлых вращениях рулетки “Системой”. Таким образом лотерейный барабан накапливает в себе весь прошлый опыт взаимодействия “Среды” и “Системы” в ходе игры. И к моменту истечения времени своего хода “Система” имеет два числа: максимальное число из множества выпавших в рулетке; и максимальное число из множества выпавших из лотерейного барабана. Оба числа записываются на чистых шариках и они опускаются в лотерейный барабан для розыгрыша в последующих ходах. После этого “Система” подбрасывает монетку и по её падению выбирает одно из двух её чисел: рулеточное или лотерейного барабана; это число — ответ “Системы” на ход “среды”.

В результате одного акта игры “Судье” предъявляется второе число “Сре­ды” и ответное число “Системы”. По числу, предъявленному “Средой”, “Судья” дает ей карточку, на которой записана формулировка некоего вопроса. По разности чисел, выпавших у “среды” и “Системы”, “Судья” дает “Системе” карточку, на которой записан ответ на вопрос. Правильность и обширность ответа определяется разностью чисел “Среды” и “Системы”: её знаком и абсолютной величиной.

Когда скапливается стопка карточек-вопросов и карточек-ответов, “Среда” и “Система” выходят к зрительному залу на сцену и обещают сыграть сценку “экзамен”. “Среда” представляется профессором, а “Система” — школяром.

“Школяр” в глазах заведомо интеллектуального зрителя выглядит развивающимся интеллектом от вопроса к вопросу.

Поскольку по мере накопления лотерейным барабаном шариков, проигрыш “Системой” в рулетку все более вероятно может быть компенсирован выигрышем, извлеченным из лотерейного барабана, то в паре карточек “вопрос — ответ” становится все больше правильных и глубоких ответов. Зрителю лотерейный барабан и прочая закулисная механика не видны, но обладая интеллектом и какими-то знаниями, он может оценить и вопросы, и ответы и судить об интеллекте “Школяра-Системы”.

Бросание монетки в этом примере — фактор, отраженный пословицей: “И на старуху бывает проруха”, когда вместо известного правильного решения принимается ошибочное по невыяснимым причинам.

“Интеллектуальность” “Школяра-Системы” можно повысить в глазах зрителя, поместив в лотерейный барабан некий начальный “капитал” — множество шариков с какими-то числами, гарантирующими невозможность катастрофического проигрыша на первых ходах игры; можно изъять из игры подбрасывание монетки, предопределив выбор наибольшего из чисел “Системы”; можно увеличить быстродействие рулетки и барабана, чтобы за отведенное “Средой” время “Система” могла извлечь из них большее количество чисел.

Так “Школяр-Система” выглядит интеллектуалом, пока не заглянешь за кулисы. Это одна из возможных моделей, которая при взгляде извне на её входные и выходные информационные потоки выглядит интеллектом. Не исключено, что явление, получившее название “интеллект”, видно иному интеллекту всегда только извне по отношению к структурам, несущим интеллект, обладающим интеллектом.

Этот пример интересен тем, что видимость интеллекта производится совокупностью организованных в преемственности приема и передачи информации элементов, каждый из которых интеллектом заведомо не обладает. По существу всего два заведомо интеллектуальных субъекта: “Создатель игры” и “зрители”.

В Мироздании аналогами участников игры будут: рулетка —вероятностные предопределенности, которым подчинены природные процессы; выпадающие в рулетке числа — частные меры, коды объективной информации; соответствие вопроса и ответа на карточках — частный случай общего свойства отображения информации из одного фрагмента Вселенной в другой и обратно во внешнюю среду из него, протекающего в общей для них мере, общевселенской иерархически многоуровневой системе кодирования информации.

В отличие от казино Монте-Карло и Лас-Вегаса в таких “рулетках-интеллектах” разыгрываются колоссальные объемы информации, несомой общеприродным, иерархически многоуровневым кодом — мерой, подчиняющей вероятностным предопределенностям соответствие прямого и обратного отображений. Отсюда “Судья” — многомерная вероятностная матрица возможных состояний материи — мера, что аллегорически выражено как весы Фемиды (тоже мера).

Барабан лотерейной памяти — структура, фиксирующая в себе более или менее полно и точно информацию на определенном иерархическом уровне организации Мироздания. Начальный капитал — информация, накопленная ею на предшествующих этапах эволюции.

Зрительный зал — сознание, за спиной которого, т.е. в подсознании, стоит точно такой же “барабан памяти” и есть свой дубликат “рулетки”, как и за кулисами сцены, на которой выступают “Школяр” и “Профессор”. Так один “интеллектуал” судит об “интеллектуальной” мощи другого.

Эта модель “интеллектуальной” деятельности несколько осложняется, но становится более соответствующей жизни, когда за сознанием стоят три барабана: один — полностью заполненный, соответствующий ранее пройденным ступеням развития; второй — заполняемый, соответствующий текущему этапу эволюции; третий — абсолютно пустой, соответствующий предстоящим этапам эволюции.

Сознанию интересна только игра текущая. Поэтому в заполненный барабан оно не заглядывает. Кроме того, он может быть опечатан, как это имеет место в сложных системах, в коих создатель закрывает доступ эксплуатационникам (малоквалифицированным) в раз и навсегда отрегулированные им блоки. В пустой барабан сознанию просто нечего взглядывать. Числа-вопросы рулетки, выпадающие за диапазон чисел-ответов второго барабана, ждет разная судьба.

На меньшие гарантировано при безошибочном вращении отвечает первый барабан, несущий весь прошлый опыт. Вероятность сбоя в его работе низка, да и в случае сбоя в работе проигрыш в нем компенсируется ничтожно малым выигрышем из второго барабана.

Поскольку рулетка подчинена закону распределения случайных чисел, то интервал времени между последовательными выпадениями чисел-вопросов из диапазона чисел-ответов третьего барабана достаточно велик по сравнению с продолжительностью игры. В силу этого второй барабан вероятно успеет наполниться до того момента, как выпадет катастрофический вопрос-число из диапазона третьего барабана.

Этап эволюции, соответствующий второму барабану, заканчивается, когда выпадение вопросов начального участка диапазона третьего барабана уже не может вызвать катастрофического ущерба. Игра смещается в третий барабан, и выпадение вопросов в её ходе из диапазонов первого и второго барабана остается за кулисами игры, поскольку интереса не представляет.

Возможна и иная интерпретация многобарабанной игры. Каждый барабан с рулеткой соответствует иерархическому уровню в организации объемлющей системы, потенциально доступной сознанию “Школяра” для информационного обмена.

При этом проигрыш в своем барабане может быть компенсирован шариком из иерархически высшего барабана, но при условии: если “Школяр” попросит об этом “Школяра”-старшеклассника, иерархически высшего по отношению к нему. Попросить можно только, если знаешь, что есть кого попросить, несмотря на редкость и возможно непонятность факта общения. Но сознание “Школяра” осознает далеко не все уровни иерархии и их отношения. Попытка же снизойти может натолкнуться на ответ: ”Иди ты: шариков с такими большими числами не бывает...”

По отношению к любому конкретному числу такой ответ бессмысленен, но число в данной модели — код информационного модуля еще непредсказуемого содержания, неизвестного и не распознаваемого на основе уже накопленного “Школяром” опыта (то есть на основе его стереотипов распознавания явлений внешнего и внутреннего миров).

Читаем в Евангелии от Иоанна 16:12: «Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить.» Аналогичная ситуация описана в Коране 5:101: «... Не спрашивайте о вещах, которые огорчат вас, если откроются вам. А если вы спросите о них, когда низводится Коран, они откроются вам. Аллах простил за них: ведь Аллах — прощающий, кроткий. Спрашивали о них люди до вас; потом оказались неверующими в них.»

И один из апокрифов “Благая весть мира Иисуса Христа от ученика Иоанна” (по древним текстам арамейскому и старославянскому, изд. “Товарищество”, Ростов-на-Дону, 1991) передает слова Христа: «А сейчас благодаря присутствию Святого Духа нашего Небесного Отца, говорю Я с вами языком Жизни Бога Живого. И нет еще среди вас никого, кто смог бы понять все, что Я вам говорю. А те, кто объясняют вам Писания, говорят с вами мертвым языком людей, ищущих через людей их больные и смертные тела.»

То есть Писания, передающие Откровения Свыше, прямо говорят о ситуации, в которой жаждущие помощи не могут принять всей полноты и силы помощи потому, что сами слабы; и Писания прямо указывают на источник достоверности — Дух Святой, но многие и эту информацию не могут принять и освоить, полагая её вымыслом древних невежественных людей, не знавших современной нам науки и техники.

Остается только вопрос о том, что приводит всё в движение. Этот фактор можно назвать принципом полноты и целостности Мироздания. Он утверждает, что Мироздание содержит в себе все необходимое для исполнения всего его цикла существования. Высказан он был еще в Ведах, но содержательная сторона его вряд ли может быть раскрыта без выхода за пределы этой Вселенной.

Мироздание существует как процесс. Её фрагменты — взаимодействующие друг с другом структуры, развивающиеся под давлением окружающей их среды — других структур. Давление среды, взаимодействие структур между собой вероятностно предопределено, иерархично и отражается в статистических закономерностях (статистике причинно-следственных связей), выявляемой в наблюдениях.

Давление среды — отображение, информационный процесс, несомый общеприродной иерархически многоуровневой системой кодирования информации на различных материальных носителях. Отклик структуры и происходящие в ней внутренние изменения — тоже отображение, информационный процесс, протекающий в той же системе кодирования на уровнях, охватываемых структурой, подчиненный тем же вероятностным предопределенностям, отражаемым статистикой наблюдений.

Отклик носит вероятный, однозначно не определенный характер в пределах множественных вероятностных предопределенностей, свойственных на каждом уровне общеприродной системы кодирования информации.

Но резонансные явления в иерархически многоуровневых структурах проявляются как статистически более частные или статистически более редкие информационно различные отклики в зависимости от вектора состояния среды и структуры в момент и в процессе их взаимодействия.

По мере накопления информации структурой в статистике её откликов на давление среды возникает все меньше ошибок, наносящих ущерб структуре. А отклики приобретают однозначную определенность в смысле предсказуемости отображений “давление — отклик”.

Взаимодействие среды и структуры, в котором на данном иерархическом уровне проявляется разнообразие её поведения в смысле неоднозначной предсказуемости “давление — отклик”, смещается в область все более редких факторов давления. Происходит информационное насыщение какого-то уровня организации структуры и процесс переходит в следующий иерархический уровень единой общеприродной системы кодирования информации

Источник: Полная функция управления, интеллект (индивидуальный и соборный)

Актуальные публикации


Память и надежда
© 2009
Добавьте ярлык сайта на рабочий экран