Германия может вырваться из глобалистского проекта, чтобы вместе с Россией образовать новый союз


Германия может вырваться из глобалистского проекта, чтобы вместе с Россией образовать новый союз

Торстен Шульте - восходящая политическая звезда Германии. Он говорит, что страна 120 лет идет по пути лжи и обмана. Торстен призывает немцев к дружбе с Россией, объясняя, что только таким образом Австрия и Германия могут освободиться от британского ига

👁624

Торстен Шульте — главный организатор и идеолог недавних митингов в Берлине, собравших по экспертным оценкам не менее 700 тыс. человек Это были антиглобалистские митинги.

Он клеймит глобализм и предлагает свою модель вывода Германии из кризиса. Австрийцы и немцы хотят дружить с Россией. Треть населения Германии — это славяне.

Профессор Игорь Панарин говорит: "Проект «ГИАРуссия» обретает реальность. Силы, которые представляет Торстен Шульте, хотят освободить Германию от британского ига".

Торстену 47 лет, он состоял в правящей партии, работал в крупнейших банках Германии. Написал четыре книги, третья книга «Утрата контроля», в которой критиковалась экономическая политика Меркель. В 2019 вышла мощная книга «Под внешним влиянием».

Из этой книги:

США и Британия вбили клин между Россией и Германией. Надо дружить с Россией.

В течение двадцатого века Германия и Россия стали жертвами англосаксов, столкнувших их лбами. Американцы и англичане помогли вооружиться как Гитлеру, так и Сталину, стараясь натравить первого на второго. Что, в конце концов, и получилось. Подтверждает свои мысли он цитатами высокопоставленных политиков, в частности Буллита, или Трумэна, сказавшего ещё в 1941 году:

Если мы увидим Германия побеждает, нам нужно будет помогать России, а если Россия будет побеждать, нам нужно будет помогать Германии, и таким образом дать им перебить друг друга настолько, насколько возможно, хотя я не хотел бы видеть победы Гитлера ни при каких обстоятельствах.

Пусть тогда он не был ещё президентом, но политика и его предшественника Рузвельта была выстроена таким образом. Несмотря на то, что бомбить Германию англичане с американцами стали практически с самого начала войны, нацелиться на нефтянку они "догадались" лишь в середине 1944 года, незадолго до своей высадки в Нормандии. Что им мешало заняться этим продуктивным занятием раньше? Десятилетия спустя, в ирако-иранской войне в восьмидесятых, Штаты поддерживали то одних, то других. И в настоящее время такая политика продолжается. В подтверждение этого Торстен цитирует Збига, говорящего о важности Украины как страны, без которой невозможно воссоздание евразийской империи, а также професссора Джорджа Фридмана об избежании союза России и Германии как главного интереса внешней политики США в двадцатом веке.

Динозавр немецкой политики Эгон Бар сказал как-то:

В международной политике никогда не заботятся о демократии и правах человека, а об интересах стран. Запомните это, что бы вам не рассказывали на уроках истории.

Золотые слова. Что ж, начало ободряющее. Назовёт ли кто-то это теорией заговора? Вряд ли.

Идём дальше. Автор повествует о том, что в развязывании Первой мировой войны зря вешают собак на кайзера Вильгельма. Он стремился на самом деле к миру, пытаясь заключить бьёркский союзный договор с царём, который не был ратифицирован в России, связанной уже договором с Францией. И Британия, стремившаяся уничтожить растущую мощь Германии и России в войне, была бы против. Именно англичане и французы готовились к войне, щедро кредитуя царя, заранее согласовав всю логистику в деталях и сумев обрезать немецкие трансантлантические кабели уже в день объявления войны. Зачем Вильгельм со своей стороны строил такой внушительный военный флот и оборудовал приграничную железнодорожную инфраструктуру для высадки войск, Торстен не говорит. Уже после начала российской мобилизации кайзер уговаривал царя не эскалировать ситуацию, и Николай решил эту мобилизацию отменить, но его генералы не выполнили приказ, уговорив царя на следующее утро продолжать начатое. То, что случилось, было проделано в угоду интересам капитала, но не монархов.

Когда началась война, англичане заминировали Ла-Манш и устроили морскую блокаду Германии. В результате от голода умерло свыше 700 тысяч мирных немецких граждан. Немцы в ответ на блокаду начали неограниченную подводную войну, знаковой жертвой в которой была гибель "Лузитании", которая, являясь формально мирным судном под американским флагом, фактически была загружена оружием.

Американцы пригрозили вступлением в войну, и немцам пришлось увести свои подводные лодки. После возобновления подводной войны в 1917 году США исполнили свою угрозу. Настоящей причиной было, конечно, желание компаний и банков озолотиться на военных поставках, что им и удалось. Потом был Версальский мирный договор, который Ленин справедливо назвал "неслыханным и грабительским". Немецкий фашизм и Вторая мировая были настолько явными следствиями Версаля, что обвиняемым было запрещено вообще ссылаться на этот мир в обоснование мотивации своих действий.

В конце концов сам Вудро Вильсон уже после Версаля признал:

Эта война была торговой и промышленной. Это не была политическая война.

Как видим, споры о виновных в развязывании империалистической войны не утихли до сих пор. Если Кершоу, например, возлагает вину на австрияков, немцев и русских, наш автор винит прежде всего французов и англичан. Но главной движущей силой был империализм как высшая стадия капитализма. Никто лучше Ленина не вскрыл причин той войны. Но даже по прошествии столетия мы далеко не во всякой книге увидим, что война была империалистической. Никто не виноват - ни немцы, ни французы, ни англичане, ни русские. Виноваты монополии, виноват глобальный капитал.

То, что до сих пор из этой истории не был извлечён урок, ничего хорошего говорит о нашем будущем. У Шульте мы читаем, что виноваты англичане, а кайзер Вильгельм с царём Николаем были хорошие - это ведь значит, что старые подходы действуют, вина сваливается на других, и главное - империализм не осуждается. Это значит, что всё - войны, бедствия, голод - всё может повториться.

Что было потом? Потом в России сбросили царя, а до того расправились с Распутиным, выступавшим за сепаратный мир с немцами. За смертью Распутина, по мнению автора (а также кайзера Вильгельма) стояли англичане, которые за столетие того "убрали" и императора Павла. Они отказались принять к себе смещённого Николая Второго, который ещё через год был убит большевиками. Большевикам помогли не только немцы, обеспечившие путешествие Ленина в запломбированном вагоне, но и американцы, снарядившие в Петроград Троцкого. В результате американские банки и компании, в числе которых Морган, Дженерал Электрик, Форд и другие акулы Уолл-Стрит, буквально озолотились российским драгоценным металлом после прихода Ленина с товарищами к власти. Деньги, вложенные в революцию, окупились сполна.

В своём повествовании Торстен опирается на труды известного российского конспиролога Николая Старикова. Таким образом получается, что союзники по Антанте столкнули Россию в опустошительную гражданскую войну, затем дали ей восстановиться, чтобы снова столкнуть в небывало разрушительную войну. Так было предотвращено появление доминирующей евразийской державы.

Первая Мировая закончилась, а ситуация в Европе не вернулась к довоенному спокойствию. В 1922 году состоялась Генуэзская конференция, куда пригласили и большевиков, и немцев. На конференции был согласован золотовалютный стандарт. Большевикам не простили царские долги (как и не признали Советскую Россию), немцам не снизили репарации. Обе страны вышли по сути проигравшими после войны, потеряв территории и получив пояс враждебных соседей на границе. Но об этом Торстен, к сожалению, не пишет, зато рассказывает о том, как немцы с большевиками съехались в местечке Рапалло неподалёку и признали друг друга, отказавшись от взаимных претензий. Немцы получили возможность развивать свои вооружённые силы, строя заводы в СССР, большевики - доступ к технологиям и хоть чьё-то дипломатическое признание. Когда об этом узнали страны-победительницы, они оказали на немецких участников переговоров беспрецедентное давление, и те даже стали просить советскую делегацию отказаться от договора, но было уже поздно. И что, это сошло им с рук? Нет, конечно. Не прошло и двух месяцев, как руководитель немецкой делегации еврей Вальтер Ратенау пал жертвой злодейского убийства крайне правых.

Англосаксы быстро оправились и нанесли ответный удар. Американцы быстро заметили восходящую звёздочку молодого Адольфа, прислали пару человек, чтобы присмотреться, и один из них (Эрнст Ганфштенгль) задержался подольше - на каких-то пятнадцать лет, став любимым пианистом фюрера. Присмотревшись, помогли с деньгами, на которые нацисты купили печатное оборудование, позволившее обеспечить ежедневный тираж "Фёлькишер беобахтера". Гитлер получил влиятельных друзей из американского бомонда, включая Генри Форда, получившего в своё время высшую награду Третьего рейха для иностранцев - орден Заслуг германского орла.

С началом Великой Депрессии американцам пришлось поднять ссудный процент, в результате немцы остались на бобах с подорожавшими кредитами, которыми они должным были частично выплачивать репарации. Ещё одним ударом были ограничения импорта со стороны США, оставившие европейцев без экспортных доходов. В условиях глобального кризиса помогать немцам никто не собирался. Свирепствовали валютные войны. В результате падения курса английского фунта немецкому экспорту был нанесён дальнейший удар. Тогдашний канцлер Брюнинг вёл политику жёсткой экономии, подобно той, которая навязана в данное время Греции. И последствия тоже оказались похожи - падение без перспективы на будущее. В таких условиях неудивителен рост радикализма в политике - как коммунисты, так и наци получали всё больше голосов. В начале 1933 года Гитлеру предложили стать канцлером, и одновременно истощённые финансы НСДАП резко пошли на поправку. Автор пытается связать финансирование нацистов до их прихода к власти не только с немецким, но и с иностранным капиталом, включая, помимо Генри Форда и шефа Royal Dutch Shell Генри Детердинга (ещё один кавалер вышеупонянутого ордена), и великую княгиню Викторию. Последние двое серьёзно пострадали от большевиков, так что поддержка ими Гитлера как бы намекает на то, что c ним они связывали определённые надежды в восточном направлении. Изменилась ли политика Великобритании после прихода к власти Гитлера? Да, изменилась. В 1930 году при активном содействии англичан был основан Банк международных расчётов - весьма интересная организация, о которой я как-нибудь расскажу подробнее. Через БМР немцы впоследствии смогли обзаводиться валютой в обмен на золото, выплавленное из зубных коронок в Освенциме. Сразу после назначения Гитлера канцлером в совет директоров был введён один из сподвижников фюрера. Далее, британо-германские взаиморасчёты были переведены на бартер, что резко облегчило торговлю для Германии.

Гитлер, вооружаясь, получил хорошую помощь из-за океана. Это были и грузовики с немецких заводов Опеля и Форда, и нефтяные поставки, и создание процесса производства синтетического бензина, и тетраэтилсвинец, и смазка для германских танков, которой хватило на всю войну! Была эта помощь случайной? Автор серьёзно сомневается на этот счёт, напоминая нам время от времени слова Трумэна о необходимости способствовать взаимному уничтожению СССР и Германии в войн.

Далее, Торстен "навешивает" на англичан ещё и удушение германской оппозиции. Когда незадолго до так называемого Мюнхенского сговора события приняли совсем уж серьёзный оборот, в недрах Вермахта созрел заговор против Гитлера, и если бы Великобритания не сдала чехов, они бы наверняка скинули фюрера, и кто знает, как потом сложилась бы история. А когда война уже была в полном разгаре, попытки потенциальных заговорщиков прозондировать почву на предмет того, изменится ли позиция союзников в случае падения Гитлера были встречены холодно - те настаивали на безоговорочной капитуляции. Из всего этого автор заключает, что война велась не против Гитлера, а против Германии. Извращённая логика. Война велась не против Гитлера, но и не против Германии. А против фашизма. Нельзя валить всё на одного человека. Конечно, были те, кто сопротивлялся фашистам, и их было немало. Но нельзя думать, что любой заговор против фюрера должен был быть непременно антифашистским. Его могли сбросить такие же наци, как и он сам.

Действия Британии, Франции и США в тридцатые годы были, по мнению автора, обоснованы тем, что в гитлеровской Германии видели бастион против распространения большевизма в Европе. Потому и позволили разгрызть на куски Чехословакию (за счёт которой поживились не только Германия, но и Польша с Венгрией), и поддерживали до войны Польшу (вместо того, чтобы пытаться заставить поляков сесть за стол переговоров), не оказав ей поддержки после её начала, бросив в лапы Гитлера и Сталина, между которыми наш автор вслед за многими современными историками навроде Фергюсона ставит знак равенства в плане сравнения жестокости их режимов. Кстати, пару дней назад Путин как раз говорил про недопустимость этого.

Сразу после заключения соглашения о прекращении огня с японцами СССР вступил на польскую землю, разделив таким образом страну с Германией. После этого под власть Советов попали все три прибалтийские страны, а в ноябре началась и "зимняя война" против Финляндии. В июне 1940 года была занята Бессарабия. Хотел ли Гитлер воевать со Сталиным? Автор подвергает это сомнению, говоря о неготовности вермахта к долгой войне (но ведь это и не требовалось при блиц-криге!).

И только после визита Молотова в Берлин в ноябре 1940 года Гитлер стал форсировать операцию Барбаросса. Это был интересный визит. Гитлер предложил союз между Италией, Германией и СССР с перспективой раздела британских колониальных владений после поражения метрополии. Молотов ответил, что он с интересом следует ходу мыслей фюрера и согласен (!) с тем, что он понял. Однако было нечто, что не позволило сторонам договориться, а именно желание Советов получить не только северную, но и южную Буковину. Антирумынские действия шли вразрез со стратегической заинтересованностью Германии в нефтяных месторождениях там, и когда Молотов прямо сказал о том, что СССР "не нравятся" германские гарантии румынам, фюрес со своими партайгеноссе прямо чуть со стульев не попадали. Согласие достигнуто не было, и скорое нападение на СССР было предрешено.

Уже в начале следующего 1941 года руководство Третьего Рейха стало заигрывать с Великобританией и США, прекратив 23 мая нападки на Рузвельта и перестав с 11 мая бомбить Лондон. За день до того один из виднейших наци Рудольф Гесс сбежал без ведома фюрера на самолёте в Британию. Сбежал ли вообще и с ведома ли - до сих пор неясно, как неясны причины того, что после войны его засадили на всю жизнь в тюрьму. Когда на заре перестройки замаячило освобождение - покончил жизнь самоубийством при странных обстоятельствах. Похоже, он знал много того, чего англичанам стоило скрывать.

Я читал у известного своими скандальными взглядами британского историка Дэвида Ирвинга, который занимался этим вопросом, что Гитлер предложил через Гесса Британии заключить мир и вывести войска из Франции. Англичане долго совещались, и возобладала точка зрения Черчилля, настроенного на войну и с ликованием встретившего новые бомбардировки Лондона. Версия полёта Гесса как попытки Гитлера замириться с Британией разделялась советскими историками и не опровергнута и по сей день. Что действительно заставляет задуматься - это совпадение по датам перелёта Гесса и прекращения бомбёжки Лондон, а также то, что его держали в тюрьме до самой смерти, в то время, как остальные бывшие соратники (кого не повесили) уже давно вышли на свободу.

Потом было 22 июня, вероломное нападение не готовой к длительной войне Германии, руководство которой просчиталось в своей оценке советской мощи, вялая помощь по ленд-лизу, затяжки с открытием второго фронта и начало бомбёжек немецких топливных заводов лишь с высадки в Нормандии. Может быть, для нас в этом будет мало нового, но не для всякого немецкого читателя.

В завершение своих исторических изысканий Торстен поведал нам о заговоре протие евреев. Кто были заговорщики? Во-первых, Сталин, который намеревался незадолго до своей смерти сгноить всех евреев в лагерях. Во-вторых, Черчилл, ограничивший переезд в Палестину незадолго перед войной. В-третьих, Рузвельт, не позволивший принять с США всех беженцев из Третьего Рейха. В-четвёртых, влиятельное еврейство США, трубившее в газетах о еврейских трупах, плывущих в Шпрее и объявившего бойкот немецких товаров уже в марте 1933 года - до принятия нацистами сколь-нибудь значительных дискриминационных актов. Ну и в-пятых, конечно, Гитлер, решавшего еврейский вопрос с помощью газовых камер. А простые немцы выказывали евреям симпатии и не знали об этом (правда, я не нашёл в книге объяснения, почему местное население с такой готовностью выдало своих соседей-евреев на смерть). Чтобы дополнить картину глобального антиеврейского заговора, автор рассказывает историю о том, как Британия и США отказались принять венгерских и румынских евреев взамен на определённую взаимную помощь, то ли под влиянием вето, наложенного СССР, то ли по каким-то другим причинам. В завершение главы автор выступает за истинное примирение между евреями, русскими и немцами, павшими жертвами одних и тех же преступников - тех, кто бомбил Дрезден, морил голодом немецкое население после войны, а также гноил десятки миллионов жертв в лагерях Гулага.

В заключительных главах автор обратился к событиям текущего дня. Главный вывод, делаемый им из рассмотрения прошлого: немцам нечего стесняться своего прошлого. Те, кто пытаются внушить им с младых ногтей чувство нечистой совести на самом деле пытаются манипулировать.

Что угрожает миру в наше время? Каждая из великих держав - США, Китай, Россия - представляет собой определённую угрозу. Растущий Китай вызывает озабоченность Штатов, провоцируя ловушку Фукидида. Попытки загнать Россию в угол с ситуацией на Украине загоняет её по факту в тесные объятья китайцев.

Ещё одну угрозу Торстен видит в глобализме как идеологии, направленной на демонтаж нациоральных суверенитетов потерю идентичности народов. Европейский проект был задуман много десятилетий тому назад и сейчас он безжалостно продвигается глобалистской элитой. В настоящее время важнейшие законы принимаются в Брюсселе, и только лишь в течение трёх лет они должны быть интегрированы в законодательство стран-членов ЕС. Возникновение любого протеста при принятии закона уже каким-нибудь национальным парламентом блокируется ссылкой на то, что на этот счёт уже есть давно принятый общеевропейский закон. Такой ползучий образ действий не случаен, а был сознательно запланирован. Евроинтеграция и общая валюта были на самом деле продиктованы Германии для того, чтобы повязать её по рукам и ногам и не позволить ей стать европейским гегемоном после объединения. В эту картину ложится представление о человеке будущего как некоей помеси, евразийско-негроидной расы, распространяемое уже скоро как сотню лет идеологами-панъевропейцами навроде Куденхове-Калерги. Эти (часто левые) идеологи отдают себе отчёт, что мультикультурное общество жёстко и слабо солидарно. Один из вождей немецких "зелёных" Хабек договорился вообще до того, что такой вещи, как "народ не существует". Уже сегодня 20 миллионов человек в Германии имеет миграционное прошлое. Ужас-ужас... Я не разделяю ксенофобии, разжигаемой автором и другими подобными деятелями. В культурном и биологическом плане примеси извне как правило приносят больше пользы, чем вреда. Они "улучшают породу". Главной причиной нелюбви к мигрантам является, конечно, экономика, а именно страх определённых слоёв и элит потерять в доходах.

В качестве "врагов правды" Торстен называет продажных немецких политиков, сидящих на довольствии ЦРУ. В их рядах он приводит и Вилли Брандта, и других немецких канцлеров, подписавших в первый же день своего правления письма послам Франции, Великобритании и США с подтверждением приостановки действия определённых статей немецкого Основного Закона, которые бы ограничивали верховенство стран-победительниц. Политиками можно свободно управлять с помощью кнута (шантаж и т.д.) и пряника (всевозможные гонорары). Самые свежие примеры автор приводит из партии зелёных - Йошка Фишер, Лукас Бекманнн, Отто Шилли, Петра Келли... Неудивительно, что деятельность этой партии направлена не то, что не на благо Германии - она попросту хоронит немецкую промышленность. Начали с остановки АЭС. Теперешнее ужесточение норм выхлопа ставит крест уже на двигателе внутреннего сгорания. Всё это стенание об изменении климата подпитывается хорошо оплаченными PR-кампаниями в поддержку новых идолов, будь то Грета Тунберг или модный немецкий ютюбер Rezo. Неудивительно, что Джордж Сорос называет зелёных одной из своих надежд. Американское влияние в Германии не ограничивается одной лишь партией, оно пропитывает СМИ (медиа-концерны Шпрингер, Бертельсманн) и определяет через них культурную сцену. Здесь я вынужден согласиться с автором. Несмотря на скудность доказательств и отрывочность свидетельств, налицо "слепое" следование многих ведущих немецких политиков и культурных деятелей политике главного друга и союзника Германии - США. Пусть сложно изобличить коррумпированного деятеля, но нетрудно задать вопрос "кому это выгодно", чтобы прийти к наиболее вероятному толкованию событий.

В списке насущных немецких проблем автор привёл:

- недостаток инвестиций в экономике (не припомню случая, когда на это не жаловались, причём в любой стране), высокие налоги (вообще, в ФРГ это не первый десяток лет так);

- недостаток жилья (жилья-то как раз хватает, вот цены высоки - это да, пузырь недвижимости);

- грозящая пенсионерам бедность (есть такое, поколение бэби-бумеров уходит на пенсию);

- миграционная политика (как надоели эти страшилки про беженцев - притом что, в стране полсотни лет уже миллионы турок проживают);

- высокие цены на энергию на фоне борьбы с "Северным потоком - 2" (а вот это прямо в точку);

- война американцев против Фольксфагена (да-да, попахивает стремлением устранить конкурента);

- стремление зелёных запретить автомобиль с их морализаторством пришедшим на смену аргументам в дискуссии (и здесь автор не ошибся);

- слабость немецких банков с Deutsche Bank во главе (пожалуй, она может спровоцировать следующий кризис);

- экономический шпионаж со стороны других стран-конкурентов;

- евроинтеграция с её несбалансированностью торговли и риском банкротства южных стран (в случае чего немцам придётся платить за всех, но я бы не сказал, что после того, как развалится еврозона, для немцев станет намного хуже - жили же до евро, и жили неплохо).

Демократия в стране, по мнению автора, тоже под угрозой. Меркель не исполняет решения съездов, партии разожрались на государственные и частные средства и перестают служить своим избирателям. Неудивительно, что для всё меньшего процента граждан западных стран жить в условиях демократии является существенной необходимостью.

Если задуматьс о миграционной политике, то в то время, например, как такие страны, как Япония или Израиль, не стесняются вводить недемократические миграционные ограничения, в Германии решения принимает не народ, а продажные политики. Выход автор видит в прямой демократии наподобие швейцарской, где все сколь-нибудь важные решения выносятся на референдумы. То, что на результат народного волеизъявления будут продолжать влиять СМИ, живущие на довольствии у крупного капитала - Торстену в голову не приходит. В его примере для подражания Швейцарии балом тоже правят деньги.

Обратившись к глобальным проблемам, автор пророчествует нам о падении мирового гегемона - США, говоря о неизбежности краха любой империи. Основанием для его пророчеств служит современная система фиатных денег и всё растущие долги. Советуя своим должникам жить по средствам, сами Штаты этого совета не придерживаются, закрывая дыры в госбюджете печатным станком и надувая финансовые пузыри. Мировая экономика продолжает расти, но этот период роста слишком затянулся, поэтому скорая рецессия неизбежна чисто по статистике. Где-то я это уже читал. Вот-вот эти пузыри взорвутся, и народ станет массово вытаскивать деньги из Штатов, продавая американские долговые обязательства. Почему при прошлом кризисе этого не случилось, а при будущем - непременно настанет, автор не объясняет. В условиях надутости современных пузырей Торстен советует читателю затариться золотом и особенно серебром, которые позволят не потерять имущество в огне инфляции. Почему серебром? На это приводится целый ряд причин, главнейшими из которых - высокий промышленный расход металла при ограниченных запасах и пока ещё низкая востребованность его как средства сохранения богатства, что выражается в его невысокой стоимости по сравнению с золотом. Подробнее про это можно почитать на страничке автора в Cети.

Книгу Торстен завершает призывом к миру, свободе и правде, к врагам которых он относит радикальных "левых фашистов" и глобалистов, стремящихся подчинить своей власти весь мир через свои инструменты, в том числе евро. Немцам, изнывающим под чужим влиянием, нужно сменить не колею, а направление движения. Куда? К прямой демократии, национальному государству с независимой политикой. На последних страницах автор приводит цитату известного профессора-психолога Райнера Маусфельда о создании хаоса в головах:

Особенно перспективно при этом систематическое создание страха и ненависти, которые с незапамятных времён относятся к самым действенным инструментам контроля общественного мнения.

Не надо бояться, не надо ненавидеть. Надо дружить с Россией, протягивая руку и другим народам. За мир, свободу и правду.

Источник