بِسْمِ اللَّهِ الرَّحْمَانِِِ الرَّحِيمِ

Бисми-л ләһир рахмәни-р рахим

Во имя Аллаха милостивого, милосердного







Татарско-мусульманское общество

«Таухид» («Единобожие»)



В Е Р О У С Т А В













Казань 2008



Данный вероустав (положение) предлагается для людей истинной веры-единобожников), сердцем, разумом и душой понимающих пагубность союза демонической власти и церкви (всех конфессий), оказавшего разрушительное воздействие на все социальные институты, особенно в духовной сфере.

Дело в том, что человечество может жить или по божьим или же по сатанинским законам. В первом случае вообще нет разделения общества на светские и религиозные институты. Божьи законы объемлют все, касающиеся социальной, культурной и духовной жизни социума как единое целое, ибо вне божьего правового поля ничто не может существовать. Во втором случае светская власть от имени государства, т.е. государя, объявляет Бога вне закона и организует общественную жизнь по человеческим законам. Церковь же, олицетворяющая божьи законы, отделяется от государства, но при этом, как бы парадоксально это не выглядит, становится духовным приказчиком безбожной власти. Таким образом, демоническая власть демонизирует саму церковь.

Коммунисты-атеисты в этом отношении были более честны. Они открыто отвергали Бога и хотели построить земной рай без Его помощи. Но что из этого вышло, зрячему все видно. И, чтобы вовсе не оказаться у разбитого корыта, вновь испеченные из того же теста вершители судеб человеческих (попросту говоря, оборотни власти) решили обратиться к Богу и, построив множество соперничающих «божьих» храмов решили перехитрить Его. Отделив «божью» Церковь от себя, решили призвать Самого Бога на государеву службу.

Простой же народ, видя то, что из этого ничего не получилось, а стало даже хуже, отожествив Бога со служилой церковью, вновь обратился к своим прежним идолам, надеясь получить от них хотя бы кусочек земного рая с имитацией верного служения, а точнее, рабским прислуживанием им.

Все это происходит от того, что от народа скрывают истинную сущность божьих законов. А на самом деле религия это не столько прописанные обряды, служение власти (которая как бы от Бога), сколько врожденная вера («фитрый иман») свобода воли, дарованная Богом, неурезанная земная доля и высшая социальная справедливость, о чем практически не говорят не только земные властелины, но и служилые служители культа (церковный клир).

Целью же организованного нами Татарско-мусульманского общества является раскрытие божьей истины и организация общественной жизни по божьим законам и, тем самым, избежать божьей кары за свое отступничество от веры и заслужить покровительство Бога в День суда.


Данный вероустав общества (джаамата) принят на собрании (джиене) инициаторов его создания «____» _____________ 2008 года в г. Казани.

Русский текст является аналогом татарского текста с учетом специфики мышления русскоязычных читателей.




Татарско-мусульманское общество

«Таухид» («Единобожие»)


1. Цели создания


Прошло более 2000 лет со времени распятия одного из величайших пророков человечества Иисуса Христа и около 1400 лет после исполнения последней пророческой миссии Мухаммада. С его приходом пророческий цикл, начатый праотцом всего человечества Адамом был завершен, ибо все народы получили установления на организацию жизни на земле по божьим законам.

Но жило ли человечество по этим законам? Нам кажется, что нет. На земле продолжает править балом Люцифер, хотя даже самые убежденные атеисты-богоборцы не хотят признаваться, что они не живут по божьим законам.

Вся история человечества показывает нам, что большинство людей не приняло их к исполнению и больше прислушивалось сатане, чем Богу. Безбожие стало образом жизни многих поколений. Оно приняло церковные формы, формы атеизма, секуляризма, мифологии, схоластики, извратившие сущность и содержание истинной веры. Даже мировые религии, отвергнув «царство божье», перешли на службу к «земным царям», поклонившимся маммоне. Например, Закон Моисея ко времени прихода Иисуса превратился в религиозную схоластику, за что в Евангелии служители Храма названы «не иудеями, а сборищем сатанинским». Праведное христианство было уничтожено римской церковью, когда оно заключило союз с языческой империей, то есть с самим сатаной. Ислам потерял свою божественную сущность после того, как халифы (кроме первых четырех праведных) превратились из продолжателей пророческой миссии (заместителей) пророка Мухаммада в «земных царей».

И во все времена, от Адама до его современных потомков оставались верными завету с Богом только пророки и праведники (ханифы). Даже сами пророки выдвигались из числа праведников. Ближайшим к нам праведником был Авраам (Ибрахим), о котором в Коране говорится, что он не был ни иудеем, ни христианином, а ханифом. Праведником был Иоанн Креститель (Яхъя), ими были кумраниты, назореи, муджахеды, ансары, истинные учителя веры. Праведником был и турецкий богослов Бадиуззаман Саид Нурси.

Практически все пророки и ханифы были преследуемы властями, «земными царями», ибо они несли людям правду, открывали им «царство истины» и не шли ни на какие сделки с совестью. Признавали только единого Творца, четко проводя границу между Ним и тварью (махлукат). Поэтому были строгими монотеистами, единобожниками (таухид), не придавали ему сотоварищей ни на небе, ни на земле. Они страдали человеческими страданиями и стойко переносили их. Ибо знали, что пришли в это мир не для земного блаженства, а искупления своих и людских грехов и за это заслужить «царство небесное», откуда были изгнаны Богом за то, что хотели быть одним из богов. Для них временное земное блаженство является лишь тенью, иллюзией вечного, бестленного, действительного райского блаженства, которого они лишились из-за соблазна получить нечто большее. И вот теперь должны заслужить этот покинутый рай земными страданиями, потом и кровью.

Праведники поклоняются одному Богу, остаются покорными (муслимами) только Ему, признают только Его законы, отвергают безбожных «царей земных» и придуманные ими законы. Да это трудный, полный страданиями путь, но единственно верный, по которому можно искупить первородный грех, вернуться в изгнанный рай, узреть самого Бога и «царство небесное».

Исходя из этого, наше общество (джамаат) создается людьми, не нарушающими завет с Богом, исполняющих только Его законы и отвергающих демоническую власть с ее безбожными институтами и служилой церковью.

В этом смысле мы остаемся мусульманами, христианами, иудеями не в современном их церковном понимании, а как ханифы, когда эти понятия были идентичны и соответствовали божьим установкам и учениям пророков. Всем священным писаниям и пророком мы будем обращаться не с позиции церковных догм, а как носителям божьей истины в ханифитском понимании. В настоящее время формализованная и «отделенная» от государства официальная церковь, будучи придатком и духовным гарантом безбожной власти, только убивает веру, а ее фетишизм и атрибутика вносит раскол среди верующих.

В принципе, создаваемое нами общество «Таухид» объединяет людей чистой веры и божьих помыслов независимо от формы вероисповедания и не принадлежащих какой-либо церковной организации или жреческой касты.

Но в то же время мы не можем представлять бесформенную эклектическую смесь разных религиозных учений по принципу экуменистов. Поэтому за основу организации праведной жизни мы берем Коран, как последнюю копию Небесной Книги (Эхли Китап), подтвердившую истинность предыдущих посланий (Торы и Евангелия). В этническом отношении излагаем ее на примере татаро-мусульманских ханифитов. Общины праведников (ханифов), организующие на других этно-духовных ценностях, могут следовать их примеру. Вместе они могут составить единую духовную систему «Таухид».


2. Канонические установки общества «Таухид»


Общество «Таухид» живет по следующим каноническим установкам.

Установка первая – в области управления. Наше управление есть общественное самоуправление. Эти функции выполняют созданные на божьих законах свободные общины (экклесии). Современная секуляризованная власть, отвергшая божьи принципы организации общественной жизни представляет не интересы народа, а исполняет волю сатаны. В этой системе для духовной жизни места нет. Такую власть праведники признать не могут. Иначе они разделят судьбу всех безбожников и лицемеров (мунафиков).

Установка вторая – в области права. Наше право – дарованная Богом свобода воли. Современное секуляризованное государство лишило человека этого права и превратило его в раба. Мы должны вернуть себе это право. Да, это чрезвычайно трудно, но необходимо. Ибо человек, лишившийся свободы воли на земле будет лишен ее и на небе. «…Кто был слеп на этом свете, слепым останется и в том, и еще больше сбившимся с пути», Коран (17-72).

Установка третья – в области экономики. Наша экономика– неурезанная природная доля, дарованная Богом для обеспечения свободы воли. Она отвергает такие неправедные (харам) экономические отношения, как дань-налог, капитал-прибыль, долг-процент, игра-выигрыш. Праведная экономика построена на таких принципах, как труд-прибыль, помощь-милосердие, милостыня-пожертвование (хаер-садака). В этой системе имущественные (милек), производственные (житештеру), банковские (казна) и денежные (акча) отношения, вопросы собственности (иялек), вложения капитала (сармая) решаются основываясь на божьи законы. Основанная на божьих (илахи) законах экономика опирается на праведный (халал) труд, справедливое (гадел) распределение и бескорыстную благотворительность. А безбожная светская экономика служит лишь интересам отдельных социальных групп общества.

Установка четвертая – в области системы воспитания. Наша система воспитания базируется на врожденном (дарованном Богом) нравственном законе (совести, вере), сохраняемом с помощью божьих законов (на базе истинной религии). Светская же система воспитания отвергает божьи законы и порождает духовных дистрофиков. Поэтому она не может оказать какое-либо положительное воздействие на духовно-нравственное развитие общества и даже действует ей во вред. В нашей системе воспитание начинается с утроба матери. Ребенок, зачавший без благословения Бога, не получивший внутриутробное и грудное воспитание, преждевременно отчужденный от семейного очага превращается в жертву сатаны. Кто провозглашает и поддерживает принцип отделения религии от общества (т.е. от школы, системы воспитания и образования), тот совершает большой грех (гонах) перед Богом и как неверный (куфр) может быть вычеркнут из книги жизни.

Установка пятая – в области системы здравоохранения. Наша система здравоохранения строится на приоритете духовного здоровья по отношению физического. Светская система здравоохранения если и лечит тело, но больше калечит душу. Нам говорят: «в здоровом теле здоровый дух». Мы же говорим: «здоровый дух залог здорового тела». Дух же укрепляется верой. Человек без веры – живой труп. Духовная медицина лечит душу, а светская омывает тело. Но лечить духовного дистрофика гораздо сложнее, чем физические недуги. Именно поэтому наша система здравоохранения не отделена от системы воспитания. Только духовно здоровый человек стойко переносит трудности жизни, горе и страдания, физические недуги. С покорностью Богу исполнив свой земной долг, легче переходит в «царство небесное».

Установка шестая – в области информации. Наша информационная система – это озарение человеческих душ божественным (илахи) светом просвещения, создание вокруг человека благоприятного энергетического поля (духовного ореола). Современные же средства массовой информации работают, в основном, на удовлетворение потребностей безбожного (куфр) общества. Они блокируют индивидуальную свободу духа и внедряют в общественное сознание рабскую психологию. Поэтому наша система информации должна максимально отмежеваться от них. Конечно, в условиях принадлежности практически всех средств информации сатанинским силам, сделать это чрезвычайно трудно. Но озаренное божественным светом человеческое сознание как рентгеновский луч может осветить самые глубокие тайники мрака. Но для этого нужно фокусировать весь свой духовный потенциал.

Седьмая установка – в области религиозного мировоззрения (гакида). Наше религиозное мировоззрение – это свод божьих законов, ниспосланных человечеству Богом через Своих посланников. Оно служит средством сохранения врожденного нравственного закона (фитрый имана), качество исполнения которого определяет нашу судьбу на земле и на небесах.

Да, мы сегодня живем в секуляризованном обществе, где даже религиозные ценности служат земным интересам. Выдвинутый в перестроечное время тезис о том, «что церковь хотя и отделена от государства, но не от общества», исключительно фальшивый. Дело в том, что церковь, это не вера и даже не религия. Она псевдодуховный департамент государства, призванный освящать легитимность безбожной власти именем Бога. Отделена от государства не церковь, а религия. Так как нынешнее авторитарное государство присвоило себе все функции общества, то она отделена именно от него. Значит, вся общественная жизнь построена не на божьих законах, а правилах игры, навязанных людям от имени светской власти. Сегодня уже мало кто знает, что такие жизнеорганизующие функции общества, как самоуправление, право, экономика, собственность, наследие, предпринимательство, производство, информация, наука, образование, просвещение, воспитание, культура и т.д. всегда были исключительной прерогативой общества. Государству отводилась лишь регулятивная роль без вмешательства в их внутренние механизмы. Присвоив себе корешки, оставив обществу вершки, государство лишило эти функции боговдохновенности, превратило их в объекты безудержного чистогана и ненасытной наживы. Естественно официальная церковь всех конфессий на одних вершках оздоровить общество не может.

Поэтому для организации праведной жизни необходимо возвратить обществу ее жизнеорганизующие функции. Если этого не сделать, государство будет продолжать грызть корешки, а церковь превращать в опиум их вершки.

К сожалению даже те, кто считает себя верующим, признает только официальную власть и прислуживающую ей церковь. Общественные функции, присвоенные государством, считает законным. Вместо Бога идолом поклонения для них становится государство и его безбожные институты. Таким образом, впав в великий ширк, вера превращается в лицемерие (монафикун).

Исходя из всего этого, общество праведников может жить лишь организуя общины, независимые от официальных властных и церковных структур.

Общинная жизнь несмотря на все ее многообразие основывается на божьей справедливости, являюющийся интегратором всех житейских правил.

Поэтому, прежде чем приступить к описанию основных правил общинной жизни расскроем сущность божьей справедливости в ханифитском понимании.

Но, услышав слово «справедливость», тут же могут сказать, «а что тут нового?». Ведь кто только не говорит о справедливости. И социалисты, и демократы, и бедные, и богатые, и верующие, и не верующие. Но почему-то локомотив «справедливости» всякий раз залетает в очередной тупик, из которого, как многим кажется, нет никакого выхода.

А суть дела в том, что большинство людей толком не знает о социальной сущности божьих законов. Для них эти законы лишь религия, согласно которой исполняются определенные обряды и ритуалы, а в лучшем случае, происходит «давление» на совесть и нравственность. Но мало кто задумывается над тем, что новый пророческий цикл наступает не столько по причине неисполнения религиозных установок, сколько из-за переступания критического порога принципа справедливости. Религиозные установки перестают исполняться тогда, когда в обществе иссякает вера в божью справедливость. Пока люди воочию не увидят торжество справедливости, всякие призывы обращения к Богу, исполнению обрядов и ритуалов не дадут желаемого результата. Сколько бы не построили религиозных храмов, к ним не «проложится народная тропа», ибо зло сосредоточено в людях, переступающих законы справедливости.

Апостолов несправедливости мало, но их сила и живучесть заключается в союзе рабов и господ, которые обвязаны общей паутиной несправедливости.

На протяжении всей человеческой истории установлению принципов справедливости препятствовало искусственное разобщение религий. Божьи законы как бы растаскивались по «религиозным квартирам». Не вникая в единую социальную сущность всех религий, каждый представлял свою религию единственно истинной, если при этом не соблюдает ни религиозные нормы и не знает ее основные догмы. Слепота веры, внешнее различие обрядов, фетишизация ритуалов, иррациональная мифологизация и догматическая схоластика разрушают сущность веры, что позволяет безбожникам посеять среди верующих сомнения в универсальность божьих законов. В результате такой «заботы» одни становятся господами, другие рабами, но никак не хозяевами своей судьбы, своей доли, дарованной Богом.

В безбожном обществе, отвергающем принцип социальной справедливости, в любом случае, устанавливаются рабско-господские отношения. Но раб, не осознающий своего рабства и господин, превращающий своего единоверца в раба, не могут быть верующими. Ибо все верующие братья. Их братство крепче кровного родства. Поэтому, только свободный человек, обладающий чувством хозяина, может считаться верующим.

Значит, без веры нет справедливости, без справедливости нет веры.

Критерием же нравственности является социальная справедливость.

Теперь же, исходя из божьих установок, перейдем к изложению основных правил организации общественной жизни в форме следующих положений:

- общество состоит из самостоятельных общин (экклесий, мехелле), организованных по территориальным или экстерриториальным принципам. На их основе создаются социальные, родо-племенные, этно-культурные, религиозные объединения, которые при необходимости могут приобретать форму национальных или государственных структур;

- все природные богатства, принадлежащие общине ни при каких условиях не могут отчуждаться от нее; прибыль (природная рента), получаемая от реализации природных ресурсов и продуктов их переработки в равных долях распределяется между членами общины и считается безвозмездным наделом (врожденной долей) от Бога для обеспечения земной жизни людей; труд за добычу, переработку и реализацию природных ресурсов оплачивается в размере, предусмотренном в соглашении между общиной и нанятым общиной товаропроизводителями в точно оговоренные сроки;

- в общине не действуют никакие насильственные действия со стороны внеобщинных организационных или управляющих структур по отношению к общине и ее членов, в том числе упразднение общины и лишение ее ресурсов жизнеобеспечения, призыв на «обязательную» службу, обложение данью (налогами) и другими обязательствами принудительного характера;

- не признаются законы, постановления, указы, решения, противоречащие божьим законам и установкам и принимаемые без учета интересов общины;

- устанавливаются равноправные отношения между общинами, признающими Единого Творца и живущими Его законами независимо от вероисповедания, все божественные книги (Тора, Евангелие, Коран, Авеста, Веды и др.), являющиеся земными воплощениями Небесной Книги (Эхле Китап), а также всех пророков от Адама до Мухаммада.

- в общине устанавливаются пожертвования (зякат) от приобретенного имущества в размере 2,5%, превышающего установленного прожиточного минимума (нисаб) в пользу бедных и 10% от доходов с земли или же иных текущих доходов (от заработной платы и т.п.) для общинных расходов (гошер). Другие формы сборов в общине не допускаются. Пожертвования не несут насильственный характер, но не выполнение этих условий влечет осуждение общины вплоть до временного или пожизненного изгнания из нее;

- каждый член общины удовлетворяет свои духовные и материальные потребности за счет свободного праведного нелецензированного труда. Всякие должности, титулы, звания, льготы, приобретенные вне общины или ей навязанные не могут стать основанием для получения дополнительных вознаграждений за счет общины. Выборные должности внутри общины рассматриваются как почетные обязанности, а не как предмет улучшения своего материального положения или повышения своего социального статуса. Иждивенчество за счет средств общины считается греховным. Особому осуждению, вплоть до изгнания из общины подвергаются взяточники (в т.ч. взяткодатели), воры, содержатели игровых и публичных домов, питейных заведений, обманщики и лицемеры, заемщики и ростовщики;

- внеобщинные и межобщинные экономические и хозяйственные отношения регулируются равноправными договорами-соглашениями независимо от формы организации общин. При этом особое значение придается уважительному отношению к традициям общинной жизни друг друга;

- каждый дееспособный, совершеннолетний (балигъ) мужчина должен быть собственником. Размер собственности должен быть достаточным для содержания самого себя, создания и содержания семьи (и находящихся в его иждивении) на уровне не ниже прожиточного минимума (нисаба). Отсутствие собственности делает его убогим (мескен), невозможность обеспечения на уровне нисаба – нищим (факир). Отсутствие или ограниченность собственности ограничивает человеческую свободу и загоняет его в рабство.

Согласно божьему закону материальной основой человеческой свободы является наличие долевой собственности (врожденной доли), которую ошибочно путают с личной или частной собственностью. Что касается частной собственности, то она создается на основе долевой собственности путем использования рабочей силы, в том числе привлечения наемного труда. Личная собственность это часть частной собственности, выделенная для собственных нужд. Так как отсутствие врожденной доли лишает человека всякой собственности, то покушение на нее аналогично лишению свободы. Именно поэтому, в свободном обществе частная собственность, созданная на основе врожденной доли считается неприкосновенной, а по религиозным канонам священной. Естественно, в любом случае она должна быть праведной. Божьи заповеди не распространяются на неправедную собственность. Праведность собственности определяется общиной, живущей по божьим законам. Община и частная собственность неотделимы. Доля собственности, принадлежащая всей общине, считается общинной собственностью, которой распоряжается глава общины (имам) согласно общинным законам. Но при создании любой формы собственности не должно происходить обезличивание частной собственности. Обезличивание частной собственности приводит к потере контроля за их использованием, что обычно приводит к несправедливому распределению (а иногда лишению) доходов, полученной от эксплуатации долевой собственности. Подобное произошло в период коммунистического обобществления частной собственности, за что и сейчас ратуют некоторые «коммунисты». С другой же стороны, выведение частной собственности из-под контроля общины превращает ее в орудие извлечения сверхприбыли в форме прибавочного продукта (капитала) за счет наемного труда, что и происходит в капиталистическом обществе. Только общество, живущее по божьим законам способно обеспечить единство частной собственности и общинной жизни.

Следует подчеркнуть, что собственность не экономическая самоцель, не условие материального благополучия, а условие личной свободы, гарантия от порабощения человека. Ибо раб выпадает из правового поля не только светских, но и божьих законов. Именно поэтому сегодня даже светское государство относится к своим подданным не как к свободным, а как к рабам. Условием вступления в любые договорные отношения является свободное состояние человека. Раб не способен соблюдать договор или клятву.

Согласно закону нормального распределения для устойчивого развития общества доля частной собственности должна находиться в пределах 60-70% от всех форм собственности. Остальные 30-40% составляют общественную собственность в качестве стабилизационного фонда всего общества (джамаата).

Общественная собственность может быть следующих видов:

1. Общинная (деревня, небольшой поселок, квартал, комплекс и т.п.).

2. Поселенческая (большое село, крупный поселок).

3. Муниципальная (районы, города).

4. Региональная (область, край, республика).

5. Государственная (страна в целом).

На базе частной собственности могут создаваться коллективные (корпоративные) виды собственности в форме семейной, родо-племенной, национальной, церковной и других социальных образований, осуществляющих свою деятельность на основе божьих законов в их ханифитском толковании..

Любой свободный человек обладает долей каждого вида общественной собственности (в форме акций, доли прибыли и т.д.) и правом контроля над их использованием. Отказ от своей доли собственности или ее продажа влечет ограничение его свободы с последующим впадением в рабство. Присвоение доли собственности другого человека путем мошенничества или других неправедных действий приравнивается к воровству.

Во избежание грехопадения при получении дохода от своей доли надо четко отличать праведный доход от спорного и неправедного.

К спорному имуществу (доходу) относятся:

1) доход, получаемый от освоения природных ресурсов (с большой долей нетрудового дохода) на собственной и общественной территории;

2) доход (имущество), получаемый (приобретаемое) за счет, так называемых бюджетных средств, т.к. они могут быть накоплены путем сбора дани (облагаемого налога, что является нарушением божьего закона, например, заповедь Иисуса «не будет податей»);

3) заработная плата, начисляемая за счет процентного кредитования;

4) доход, получаемый за счет купли-продажи ценных бумаг (акций), если при этом происходит нарушение принципа трудового или долевого участия;

5) доход, получаемый за счет льгот, т.к. в этом случае возможно скрытое присвоение результатов чужого труда под видом поощрения «особых» заслуг;

6) полученный от кого-либо подарок (возможность скрытой взятки);

7) найденное имущество (вещи, деньги, клад), как нетрудовой доход;

8) имущество, приобретенное в сражении за веру в качестве трофея или вознаграждения (без непосредственного участия в трудовом процессе);

9) доход, получаемый за счет принудительного (вынужденного) участия в неугодном Богу деле (в рабском или ином недобровольном труде);

10) доход, получаемый за счет спорного труда (если он напрямую не относится к неугодному Богу делу), например, производство, изготовление, выращивание, добыча, продажа продуктов двойного назначения (оружия, спирта, наркотических веществ и т.п.);

11) имущество, оставшееся в наследство при неясных или неоформленных надлежащим образом обстоятельствах;

12) доход или имущество, получение которых сам считаешь спорным.

К неправедному (греховному) имуществу (доходу) относятся:

1) имущество (земля, ее недра, сооружения), приобретенное без согласия общины или непрозрачных общественных договоров;

2) доход, получаемый за счет выборных должностей, заработная плата, получаемая на основе незаконных общественных договоров (соглашений);

3) доход, получаемый от ссудного процента или открытая взятка;

4) доход, получаемый за счет производства и реализации неугодных Богу продукции (средства массового поражения людей, орудий извлечения неправедной прибыли и т.п.), некошерной (харам) пищи (алкоголь, свинина, кровь, неосвященная пища и т.п.). Некоторые предполагают, что эти запреты касаются только умме Мухаммада. Но все чистые религии запрещают это;

5) доход, получаемый за счет неправедного (харам) труда и деятельности (например, добровольное служение безбожникам, безбожному обществу);

6) доход, не очищенный зякатом, гошером или милостыней (садака);

7) доход, получаемый за счет нанесения ущерба единоверцу;

8) доход, получаемый за счет нарушения по собственному желанию божьих законов и установок (шариата, религиозных предписаний и т.д.);

9) доход, полученный путем хитрости или обмана;

10) доход, полученный за счет нанесения ущерба людям (их закабаления) и вхождения в долю сирот, стариков и немощных;

11) доход или имущество, которых сам считаешь неправедным.

Люди, имеющие права на получение зяката:

1) бедные (факир) (у которых средства существования ниже прожиточного минимума);

2) нищие (мескен) (у которых вовсе отсутствуют средства существования);

3) сборщики пожертвований (кроме выборных лиц);

4) рабы (для освобождения от рабства);

5) имеющие долг (если величина дохода, необходимого для оплаты долга не превышает прожиточного минимума);

6) не имеющие возможность участвовать в сражении против агрессии безбожников (в сражении на пути Бога) из-за отсутствия средств;

7) оставшиеся без средств к существованию и нуждающиеся в помощи в связи с вынужденным пребыванием на чужбине.

Люди, имеющие доход и имущество выше прожиточного минимума считаются богатыми. Они не имеют права на зякат. Зякат не дается язычникам, безбожникам и отступникам веры (муртадам). Им может быть дана только милостыня (садака). Верующий выплачивает только зякат. Его обязательность относится к символу веры. Будучи предметом совести, выплачивание зяката контролируется исключительно самоуправляемой общиной.

Человек, принужденный к выплате налога или дани считается невольником или рабом. Право на получение зяката за сражение на пути Бога говорит о том, что участие в нем не носит принудительный характер, а проявляется как символ веры, ибо жизнью человека кроме Бога никто распоряжаться не может. Сражение за веру ни кем не оплачивается, оно может быть поддержано лишь зякатом, если на это нет (или недостаточно) собственных средств. Этим самым исключается вероятность попадания потенциальных убийц в ряды борцов за веру. Войны могут вестись только между верными и неверными, если агрессия исходит со стороны последних. Никакие другие причины для ведения войн не могут быть.

Выборные лица не получают зякат во избежание толкования его в качестве вознаграждения за выполнение общественного долга. Дело в том, что в обществе, живущем по божьим законам, выборные должности (как духовные, так и светские) не оплачиваются. Выборность означает выражение доверия, уважения данному лицу и представляет почетную обязанность. Для того, чтобы претендовать на выборную должность, необходимо иметь собственные праведные средства для их выполнения. В исключительных случаях (при падении доходов ниже прожиточного минимума), ему может быть выделен зякат. Этим самым исключается продвижение к власти бездуховных людей. Стремление к власти ради денег или повышения своего социального статуса по своей греховности равноценно наемничеству. С этой точки зрения все выборные лица (в т.ч. правители, депутаты, главы и т.п.), работающие на зарплату, совершают грех перед Богом и не могут считаться верующими. Такие люди не имеют права исполнять обязанности имамов (руководителей). Те, которые следуют их руководству, являются соучастниками греха.

Верующий человек в целях духовного очищения кроме предписанных пожертвований (зяката и гошера) может сделать следующие пожертвования:

Праздничная милостыня (фитрый садака), жертвуется для нищих из расчета 1,6 кг пшеницы в период больших религиозных праздников.

Компенсационное пожертвование (фидия) – расходуется (в качестве штрафа) за неисполненную молитву или неисполненный пост. Жертвуется из расчета 1 фунт (400 г) пшеницы за каждую обязательную молитву (фард) или обязательный пост. Годовой размер фидии (при полном неисполнении) достигает 3500 кг пшеницы. Фидия это компенсация духовного долга и, поэтому, она расходуется в качестве очистительной милостыни исключительно для бедных и неимущих верующих, которые своей праведной жизнью как бы восполняют растраченный неверием духовный потенциал общества. Фидия оставляется наследникам после смерти и составляет одну треть имущества (средств) умершего. Фидия может иметь как имущественную форму, так и форму благотворительного труда.

Добровольные пожертвования делаются с целью освобождения от предполагаемых грехов или же свершения богоугодных дел (для строительства храмов и открытия духовных училищ, обучения детей и призрения сирот, содействия людям в их стараниях на пути Бога).

Доля от нетрудового дохода (хумс) – выделение доли имущества или отчисление средств, приобретенных путем нетрудового дохода: спорное или найденное имущество, наследие, подарок; прибыль, полученный от добычи полезных ископаемых; имущество, приобретенное на пути сражения за Бога. Хумс составляет 20% доли нетрудового имущества и отчисляется в пользу общины и поступает в распоряжение главы (имама) общины.

Подать за неверие (джизья- джаза– наказание, штраф) – если на территории общины живет человек без веры или другой веры, то согласно божьему предписанию, он из своего имущества выплачивает зякат не в размере 2,5%, а 20%. Некоторые могут предполагать, если этот человек живет на исконной территории, то не является ли это насилием в вере. Но дело в том, что если на одной территории проживают люди разной веры, то по взаимному согласию они создают отдельные общины с выделением части территории (поселения, кварталы, наделы и т.д). Но может случиться такой факт, что человек другой веры хочет остаться на территории другой общины добровольно не причиняя вреда этой общине. В таком случае вступает в права подать за неверие или иноверие – джизья, как компенсация за потенциальный ущерб образу жизни данной общины. Одновременно джизья является как бы ограничителем для людей другой веры. Обычно на территории мусульманской общины от джизья освобождались люди Книги (иудеи, христиане), если те не нарушали образ жизни мусульманской общины. Но увеличение количества людей другой веры могло нарушить баланс между создателями общины и примкнувшими к ней. Противопоставить этому можно было только джизью.

Джизья имеет принципиальное значение в организации общественной жизни, ибо он непосредственно связан территориальной собственностью личности, семьи, рода, общины, племени, этноса (нации), общества (государства). Дело в том, что согласно божьим законам, обезличенной территории не бывает. Каждый клочок земли имеет своего хозяина. Любая общественная (джамаатская) собственность на землю складывается из доли земельной собственности каждого собственника. Ибо исходным условием обобществления земли (территории) является персонифицированный собственник, который обладает исключительным правом на свою долю (пай) при любой форме владения землей Только на таком фундаменте могут формироваться праведные общества (нации, государства). К сожалению принцип частной собственности на землю деформировался до насильственного захвата чужих территорий (земель), что лишило многие народы возможности жить общинной жизнью согласно божьим законам и исконным традициям.

Долг – в определенных условиях взятый на временное пользование средства или имущество. Долг должен быть возвращен долгодателю в оговоренных сроках. Отсрочка выплаты долга возможна только по согласию долгодателя. Взятый в долг средства или имущество не включается в размер нисаба и не может быть использован для погашения другого долга и выплаты зяката. В то же время пожертвования за неисполненные религиозные предписания в виде фидии не могут быть использованы на выплату долга. Не выплаченный в свое время зякат, не очищенный милостыней доход или приобретенное имущество, своевременно неоплаченный работнику труд составляют долг. Человека от долга может освобождать только долгодатель (заемщик). В этом случае долг по предложению долгодателя превращается в садака. Жить («бесплатно») за счет других (питание, лечение, учеба, пользование жильем и т.п.), если это не садака, считается долгом.

Если верующий человек у кого-либо что-то берет «бесплатно», или же «бесплатно» пользуется его услугами, то должен четко выяснить - это рассматривается как садака или делается в долг. Пророк Мухаммад говорил, что мусульманин не должен быть в долгу у других даже на уровне зубочистки. «Бесплатное» пользование человеческой добротой делает человека долгообязанным. Не признание долга или его не возвращение рассматривается как воровство, его невозвращение в оговоренные сроки подлежит осуждению.

Если долгополучатель умрет, не возвратив долг, то обязанность по выплате долга переходит его наследникам (оговоренным в завещании). Если человек не оставил завещания и никто добровольно не взял на себя его долг, то представится перед Богом как должник.

Как видим, все права и обязанности верующего человека крутятся вокруг понятия «собственность», определяющая его общественный статус. Так как лишение человека собственности создает условия для превращения его в раба, то борьба за собственность равносильна борьбе за свободу. Только свободный человек без насилия и навязывания со стороны может решить свои духовные, культурные и социальные проблемы. При соблюдении божьих законов, практически не остается места для национальных и религиозных конфликтов. Божьи законы не оставляют места всякой несправедливости.

Именно поэтому институт собственности является основой мусульманско-ханифитской социальной доктрины, социально-экономическим базисом религиозной веры.

Но секуляризованная (отделенная от божьих законов) нынешняя общественная система превратила институт собственности в кормушку для господ, обратив абсолютное большинство людей в рабов. Поэтому главным инструментом безбожного мира в борьбе против справедливости является религиозное и национальное противопоставление людей.

К сожалению рабское сознание не способно отделить истину от лжи. Поэтому большинство людей, вместо того, чтобы бороться за освобождение от рабства и стать свободными людьми ищут справедливости у своих безбожных господ. Именно от них они добивается бесплатного образования, которое губит их души, бесплатного лечения, которое калечит их тела, недовольны уровнем заработной платы, размерами пенсий и т.п.

В то же время им и в голову не приходит, что только за использование господами природных ресурсов, принадлежащих каждому в равных долях, в качестве ренты подлежит перечислению на их личные счета денежных сумм для достойного проживания. Это уже не говоря о дивидендах от использования принадлежащих им доли основных средств в качестве частной собственности и доходах, получаемых от участии в общественном производстве.

Все эти имущественные права и права на долю природных ресурсов принадлежат каждому человеку согласно божьему принципу «каждый рождается своей долей жизни».

Но люди не живут по божьим законам и, поэтому, лишены права воспользоваться этой божьей благодатью. И если они хотят получить эту благодать, то должны бороться не за копеечные и унижающие человеческое достоинство льготы и бесплатные услуги, а за восстановление божьих законов в общественной жизни. Божьи законы это не театральные обряды, а образ жизни, основанный на божьей благодати и высшей справедливости.

Но Бог не поможет тому, кто сам себе не помогает. Ибо это было бы ограничением свободы воли человека. Кто же хочет себе помочь, тот должен обратиться к божьим законам, которые давно уж ниспосланы человечеству.

В настоящее время наиболее греховными формами извлечения прибыли являются:

Первое – варварские методы использования природных ресурсов (нефти, газа, лесов, земли) и присвоение прибыли узким кругом лиц. Государство не имеет права не только продавать частную или общинную землю, но даже вбивать в нее кол без согласия ее законных владельцев. Только рабское сознание не может осознать эту простейшую истину.

Второе – сокрытие и присвоение прибыли через заработную плату.

Третье - не вкладывая труд, делать деньги из ничего. Это спекулятивный (процетно-кредитный, залоговый) путь получения прибыли считается самым греховным. Этим способом пользуются банкиры, налогосборщики, регистраторщики, лицензионщики, контролеры-проверяющие (работники санэпидистанций, пожарники, экологи и другие «доильщики»). Они все вместе составляют «сети дьявола».

Четвертое – жизнь, организованная на неправедности и несправедливости дестабилизирует общество и порождает социальную напряженность. Поэтому богатые люди превращают свои деньги в твердую валюту, кладут их «под подушку», покупают не убывающие в цене ценности (золото, недвижимость и т.п.), приобретают земли т.д. Таким образом, деньги, средства, могущие давать доход, выводится из производственного оборота.

Пятое – погоня за неограниченной прибылью (сверхприбылью) приводит к уничтожению природы, загрязнению окружающей среды, разбазариванию природных ресурсов. Ограничивает природные возможности человека, нарушает естественный образ жизни общества. Оказывает негативное влияние на их здоровье и работоспособность.

Шестое – принудительное налогообложение, являющееся основой порабощения людей, разрушителем веры и справедливости, против которого выступали пророки и праведники.

Седьмое – криминальный раздел собственности, равносильный на покушение и присвоение частной собственности, проще - воровство.

Восьмое – коррупция должностных и оплачиваемость выборных лиц.

Девятое – принудительное безбожное обучение и воспитание детей.

Десятое – спаивание, наркотизация и зомбирование населения.

Пока мы не освободимся от этих греховных форм бытия, ждать нам помощи от Бога не приходится. К сожалению, большинство беспокоит не греховность, а чувство обделенности.

Что же надо делать в первую очередь для организации праведной жизни?

Во-первых, надо ясно осознать свое рабское состояние: и господам, и рабам; и богатым, и бедным; и старым, и малым и т.д.

Во-вторых, необходимо четко представить сущность и содержание божьих законов, особенно их социальную доктрину и ясно отличить их от светских законов, придуманных безбожными парламентариями. В этом деле церковь любой конфессии не может быть нашим союзником. Она является духовным департаментом безбожного государства с иерархией жречества, стригущего свою ренту от спекуляции религиозными ценностями.

В-третьих, надо начать организовать общественную жизнь по божьим законам, ясно изложенным в социальной доктрине ханифитской религии.

Социально-экономической основой преобразования общества по божьим законам в конкретной исторической ситуации должна стать инвентаризация всего общественного имущества и природных ресурсов. Четко и прозрачно их надо делить по видам собственности согласно территориальному признаку. Путем экономических расчетов определить долю прибыли и величину ренты по имуществу и ресурсам по каждому виду общественной собственности на уровне индивидуальной собственности. Каждого наделить собственной долей прибыли, но не по принципу «отнять и поделить», а строго по божьим законам. Нам нужны хозяева, а не ротация господ и рабов.

Человек, не признающий социальную базу религии остается в плену рабско-господских отношений и не может быть признан свободным человеком. Религия, лишенная социальной базы (базиса) – это пустоцвет, мистика, схоластика, все что угодно, но никак закон божий.

Поэтому сколько бы мы не говорили о ценностях религии, сегодня у нее в России нет социальной базы, ибо российское общество чуть ли не на все 100% состоит из господ и рабов, не сознающих своего рабства. Статусом свободного человека обладают лишь хозяева, которых в России практически нет. Поэтому сегодняшняя религиозная активность представляет лишь театральное зрелище, происходящей на фоне красивой декорации, представляющей базис этого зрелища. Артистами на этом театре являются господа, а зрителями рабы, покорно имитирующие радость бытия. Поэтому в России столетиями царит хаос идей и мрак невежества, куда не проникает свет просвещения.

Раб, не осознавший своего рабства хуже своего господина, так как он стремится не к свободе, а к господству, от которого зло только умножается и мрак сгущается. Поэтому ни с точки зрения земной жизни, ни вечности бытия раб не заслуживает ни покровительства, ни защиты, ни от Бога, ни от общества, не в этой, ни в будущей жизни.

Для того, чтобы освободиться от пут рабства, надо обладать определенными человеческими качествами, без которых он не может стать членом общества «Таухид».


3. Качества члена общества «Таухид»


Членом обшества «Таухид» является тот, кто разделяет его идеологию (правила, установки), принимает активное участие в его деятельности, способствует распространению его идей, оказывает ему посильную помощь и обладает следующими качествами:

Первое. Признает на Небе и на Земле только господство единого Бога. В своей духовной, национальной и социальной жизни руководствуется Кораном, Сунной пророка Мухаммада, другими монотеистическими писаниями и деяниями праведников (ханифов).

Второе. Не признает в качестве своего общественное устройство (государство, власть, нацию, род и племя), объявившее себе светским и не признающее главенство божьих законов. С ним сотрудничает лишь в рамках бытовой необходимости, не нарушая принципов праведности.

Третье. Старается максимально отмежеваться от общественных структур, живущих по светским законам. Если по каким либо причинам приходится к ним наниматься (нет иных средств к существованию, принудительный труд, необходимость сохранения жизни), то это не воспринимает в качестве своей заслуги или общественного признания. Наоборот, делает все возможное для уклонения от неправедной деятельности и использует представленные нанимателем возможности в интересах общества «Таухид».

Четвертое. Не признает системы управления, права, экономики, производства, науки, образования, культуры, информации и др., созданные игнорированием божьих законов. Должности, степени, звания безбожных руководителей и работников не считает праведными.

Пятое. Возникшие между собой (праведниками) разногласия не решает через неправедные (светские) суды и с помощью безбожных властей.

Шестое. Не вступает в никакие отношения и не осущестляет посредническую миссию с безбожниками, которые под надуманными и ложными обвинениями (в сектантстве, ереси, экстремизме, терроризме, ваххабизме и т.д.) ведут борьбу против исламских и других единобожных праведников. Не поддается различным ухищерениям неверных о реформировании, национализации, модернизации, европеизации, партиизации (масхабизации) религии Бога.

Седьмое. Не участвует в формировании (выборах, референдумах и т.д.) безбожных органов управления. Не признает лигитимность безбожных «народных избранников» (депутатов) и принятых ими «законов» и решений.

Восьмое. Не признает научные степени, ученые звания, почетные имена, присваемые безбожными и неправедными научным советами, другими аттестационными учреждениями, церковными, светскими и общественными организациями. В случае их получения не ставит их значимость от званий и степеней, присвоенных обществом «Таухид» и не использует в целях дискредитации праведников и старается (ижтихад) на пути единого Бога.

Девятое. Не участвет в деятельности безбожных политических партий.

Десятое. По своей воле не принимает участие в формировании силовых структур безбожной власти (армии, полиции, налогообложения, разведки, контроля и т.п) и не вступает в их ряды.

Одиннадцатое. Восстанавливает этнодуховный татарский язык, возвращается к арабской графике. Кириллицу, латиницу и иную графику использует при необходимости, применяет обновленное руническое письмо в качестве историко-культурного памятника.

Двенадцатое. Признает людей Книги, придерживающихся ханифитских традиций и порвавших с официальной церковью. Вступает с ними в деловое сотрудничество. Русскую православную церковь рассматривает как инструмент имперской колонизации, а церкви другого вероисповедания как инструмент идеологической и политической экспансии. К официальной мусульманской церкви относится как к духовному приказчику безбожной власти.

Тринадцатое. Обучает и воспитывает своих детей на татаро-мусульманском языке и этнодуховной среде При отсутствии такой возможности создает свою самостоятельную или дополнительную систему просвещения независимо от того, есть или нет на это разрешение властей. Особое значение придает внутриутробному, грудному и семейно-очаговому воспитанию, домашнему, родовому и общинному образованию.

Четырнадцатое. Свою повседневную жизнь строит на принципах взимопомощи, оказании друг другу бытовых услуг, товарообмена и дарения. Очистительную милостыню, зякат-садака дает только обществу «Таухид» или его членам. Воздерживается от денежного обмена внутри общества. Это особенно касается бюджетных средств. Ибо бюджет, в основном, наполняется за счет неправедного и принудительного налогообложения. Особую осторожность проявляет по отношению так называемых «твердых валют» (доллара, евро), являющихся прообразами «золотого тельца».

Пятнадцатое. Национально-религиозные обряды особой значимости (венчание, имянаречение, переход в ахирэт) исполняет с участие имамов общества «Таухид». Официально регистрированным национально-религиозным обществам или организациям обращается лишь при крайней необходимости.

Шестнадцатое. Ведет непримиримую и непрерывную борьбу против духовной нищеты, нравственной дистрофии, вероотступничества, алкоголизма, проституции и прочих пороков.

Семнадцатое. Окружающую среду, дом-усадьбу, улицу, село, город содержит в образцовом состоянии. На территории своей общины не допускает безбожие, бескультурье, сквернословие, загрязнение, неуважение личности.

Восемнадцатое. Не допускает кровосмещение (создание семьи) с неверующим, отступником веры (муртадом). Безбожную, бездуховную космополитическую жизнь считает греховным и неправедным. Отказывается от некошерной (харам) пищи, одежды, поведения. Воздерживается от сотрудничества с неверными, безбожниками и вероотступниками.

Девятнадцатое. Считает Татарстан дарованной Богом «пупковой землей» («кендек жире»), а Россию своей исторической родиной. На этих землях чувствует себя (наряду с другими коренными народами края) равноправным хозяином. На территориях своих общин (поселений) возрождает национальную топонимику, возвращает улицам, деревням, селам и другим поселениям, а также лесам, горам, лугам, рекам, родникам, дорогам, тропинкам свои исторические имена. Украшает среду обитания (яшэу мохитен) на родном языке и в национальном духе. Осуществляет все это через органы общинного самоуправления.

Двадцатое. Сохраняет национальную одежду, содержит кошерный (халал) скот. Внимателен и великодушен в общении. Отвергает рабско-господские отношения. При этом не теряет свое достоинство, свою честь и гордость.

Двадцать первое. Заботится об авторитете своего народа. Не делает поступков, приносящих ущерб нации и порочащих ее честь и достоинство.

Двадцать второе. Хорошо знает жизнь своего народа, его историю, культуру, философию, ими знакомит и обучает других.

Двадцать третье. Отстаивает единство и целостность татарского народа, защищает его от раскола и деления на различные нации и народности. Межплеменные и этногрупповые противоречия и конфликты решает исходя из принципа единства нации, не привлекая к этому недружественные силы и средства массовой информации. С уважением относится к культурным, языковым, религиозным особенностям и различиям отдельных этнических групп и считает их культурно-историческим достоянием всей нации.

Двадцать четвертое. Производит лишь кошерную (халал) и качественную продукцию в хорошей упаковке с национальной символикой. Проявляет высокую культуру во всех сферах обслуживании населения, используя при этом всю красоту и богатство татарского этнодуховного языка.

Двадцать пятое. Создает напряженные условия для тех, кто не знает и не хочет знать свой родной язык, отказывается от его использования и расширения его рынка, носит или дает своим детям не татарские имена, чуждается общения в национальной среде.

Двадцать шестое. При отсутствии своей государственности или непризнания со стороны колониальных сил страну проживания исторической родиной, считает единственным полномочным органом татарского народа его Милли Меджлис (национальное собрание). Приносит присягу только независимому от колониальных властей татарскому ильбашу (вождю, царю). Считает законным и легитимным каноны (законы) и фарманы (указы), принятые лишь национальными органами управления или изданные их руководителями. В добровольном порядке защищает и принимает к исполнению только их. Навязанные колониальными властями законы и указы считает нелегитимными и при вынужденном их исполнении старается не наносить вред своей нации.

Двадцать седьмое. Создает свою семью на основе Семейного кодекса татарского народа. Признает только брак, совершенный перед Богом. Любое брачное сожительство, не освещенное никахом считает прелюбодействием. Знает родословную своего рода и жены (мужа) не менее до седьмого колена. Уважает родо-племенные отношения.

Двадцать восьмое. На территории этно-духовных общин запрещает производство и продажу алкогольных, наркотических, табачных изделий, выращивание свиней. Осуждает подобные поступки публично и на общинных собраниях.

Двадцать девятое. Не признает праздники и торжества, противоречащие национальному духу татарского народа, унижающие и оскорбляющие его достоинство. В религиозные и национальные праздники и пятницу ограничивает мирской труд, их в большей степени посвящает духовному очищению и национальному оздоровлению. Как правило, просыпается на рассвете, трудовую деятельность начинает с восходом, заканчивает с заходом солнца. Накапливает духовные и светские знания, укрепляет хозяйство, воспитывает детей, сохраняет здоровье, по праздникам посещает родственников и близких.

Тридцатое. Самым большим преступлением считает вероотступничество (мортэтлек) и национальное предательство. «Нецивилизованного» патриота своего народа ставит выше «цивилизованного» манкурта-космополита.

Тридцать первое. При отсутствии духовно-национального телевидения избегает контакта с сатанинским телевидением, пропагандирующим культ насилия, преступности, варварства, секса, развращенного блаженства.

Тридцать второе. Проявляет осторожность при подписке на периодические издания, которые погружаются в мрак невежества, превращаются в источник тотального обмана и неограниченной лжи. В целях ограничения тиража, не укрепляет их материальную базу.

Тридцать третье. С колониальными властями Татарстана и российских регионов находится в конструктивной оппозиции. Выражает недоверие татарским чиновникам, использующим силовые структуры в борьбе против татарских общественных организаций ханифитского толка и их активистов. Наиболее непримирим к противникам Милли Меджлиса татарского народа, органов национального и общинного самоуправления. Отказывается от участия в «миротворческих» акциях против праведников, единоверцев и «инородцев».

Тридцать четвертое. Все природные ресурсы, находящиеся на территории самоуправляемых общин считает ее неприкосновенной собственностью. Автомобильные и железные дороги, нефте-, газо-, водопроводы, линии электропередач, связи и др., проходящие через территории общин, использует в взаимосогласованных условиях (арендная плата, совместная эксплуатация и пр.). Новые коммуникации строятся с согласия общин. Развивает производство, экономику, торговлю, предпринимательство, вкладывает и накапливает капитал исключительно в личных, общинных и национальных интересах.

Тридцать пятое. Приветствует и поддерживает создание других этно-духовных общин (русско-православных, угро-христианских, иудейских и т.д) на принципах и примере татарско-мусульманских ханифитских общин.

Естественно, в условиях безбожного колониального ига практическое осуществление этих принципов чрезвычайно трудно. Но следует помнить, что в таком же состоянии находится так называемый «государствообразующий» русский народ. Но сатанинские силы черпают свои силы от противопоставления «русских» и «инородцев», «мусульман» и «православных», превращения их в «таджидов», «жидорусов», «татурсов» и т.д. Такое искуственное разобщение мы можем преодолеть лишь на ханифитских (праведных) принципах. Мы противопоставляем людей не по этническим или религиозным признакам, а по принципам праведности и неправедности. Этнорелигиозные признаки являются лишь надстройкой базиса праведности, тогда как надстройкой базиса неправедности является безбожный космополитизм, преподносимый неправедниками как общечеловеческие ценности. Поэтому основной задачей общества «Таухид» является различение (фуркан) в помыслах, словах и делах праведности от неправедности, о чем провозглашает Коран и все пророки. Сегодня проблема не в принадлежности к какой-либо нации или религии, а в служении Богу или сатане, умении отличить правду от лжи. Ибо в мире существуют только две нации – верующие (муэмины) и неверующие (куфр). Борьба идет лишь между ними, а не между нациями, религиями, народами, странами. Не осознав это, невозможно приобрести свободу в этом мире и заслужить рай в мире ином.

Но большинство татар, потеряв надежду на этнодуховный прогресс, приняли вектор секуляризованного развития, в котором даже религиозные ценности приносятся в жертву «золотому тельцу», ставшему символом прогресса западной цивилизации. В качестве «белого коня», на котором они собираются в нее въехать, выбраны латиница, компьютеризация и интернет, возведенные в ранг божьего творения. Но вряд ли ему удастся попасть в рай «избранных», именуемых «золотым миллиардом», ибо приняв чужеродные системы управления, права, экономики, образования, информации и др., специально выработанные клубом «избранных» для «гоев», сожрет самого себя. В результате чего распадется на атомарные группы, в которых для каждого будут свои лесенки и ступеньки. На какой бы отрасли, направлении он не работал, всю жизнь будет расходовать на выбор свох лесенок и преодоление их ступенек. Каждый будет вынужден перешагивать по своей лесенке не менее 15-25 ступеней разрядов, классов, категорий, званий, степеней, должностей, подлежащих подтверждению лицензиями, сертификатами, дипломами, свидетельствами, указами и другими «гойскими» документами. Для этого необходимо будет на всю мощь включить сердце и разум, легкие и печень, руки и ноги. И всего этого невозможно будет добиться без лести, лицемерия, взяток, лжи и самопорабощения. Можешь терпеть – терпи, не можешь – волосы рви. Если не вытерпишь или не выдержишь, то тебя ждет пьянство и наркомания, насилие и преступность, проституция и разврат и прочие «прелести» безбожной цивилизации. Если все же уцелеет голова, и не залезет в петлю, в последний путь тебя будет провожать бедная старость и куча болезней. При отсутствии соплеменников и единоверцев никто не придет тебе на помощь. Ибо разрушены семьи, родо-племенные и общинные отношения. Чтобы выжить в этой ситуации нужно быть всесильным суперменом, которого пропагандируют все сатанинские средства массовой информации. Не будешь им, то конец всему. Сегодня именно такой путь предлагают нам власть, элитарная интеллигенция, церковные имамы. Но этот путь ведет нас в ад и погибель. Если это случится, то это станет расплатой за наше отступничество от веры, языка, за национальное предательство, за превращение этнических татар в «тартар», «таджидов», «татурсов» и «гоев».


4. Отношение общества «Таухид» к политическим партиям


Ханифиты не являются сторонниками создания политических партий. Для них существуют только две партии: партия (фирка), живущая по божьим законам и партия, следующая по стопам сатаны. Первая партия образует родо-племенные и этно-национальные группы (кавем) для состязания в установлени божьего царства небесного (царства истины), а вторая группа создает политические партии для соперничества за земное царство сатаны (империи лжи). Нынешние политические партии преследуют единственную цель: приход к власти. Вместо того, чтобы просветить народ, создавать живущие по божьим законам свободные общества праведников, они хотят от имени семижды ограбленного, годами оболваненного, потерявшего способность свободно мыслить, потерявшего надежду на справедливость, превратившего ложь, лицемерие, приспособление, взятничество и воровство в повседневный образ жизни и от этого унижения горящего желанием мести по принципу «бей, ломай, разбивай» народа удовлетворить свои личные интересы. Даже в период борьбы за национальную свободу политические амбиции оказались выше самых священных принципов. Променяв свободу на рабство, татары вновь оказались в сетях дьявола.

Естественно, все это является следствием нашего безбожия. Не признающее Бога любое общественное движение обречено на неудачу. Оно становится причиной очередного распада. Ибо из каких бы высших помыслов не исходили, безбожное государство превращается в сонмище сатанинское, а безбожная нация в палача народов.

Именно поэтому общество «Таухид» признает лишь организацию общества на принципах единобожия и отрицает соперничающие за власть всякие политические партии.

Исключением являются лишь партии (фирка) образующиеся под эгидой Милли Межлиса татарского народа на принципах близких к принципам общества «Таухид» для противостояния политическим партиям сатанинского толка в их правовом поле.


5. Отношение общества «Таухид» к социальным учениям


Естественно, мы, татары-мусульмане искренне рады возвращению свободы вероисповедания. Самым убедительным доказательством этого явления является строительство и открытие сотен мечетей и медресе. Но, к сожалению, общество еще не пошло по пути организации жизни по божьим законам. Поэтому и жизнь не изменилась в лучшую сторону. Конечно, истинно верующий и это испытание пройдет успешно. Только вот лишенный в течение десятилетий религиозной жизни народ найдет ли в себе силы встать на истинный путь? Или видя лицемерие спекулянтов от религии, национальной и социальной идеи, не потеряет ли народ остатки веры в божью справедливость? Эти опасения не лишены оснований. Ибо строительство или открытие мечетей и медресе больше способствует освящению неправедной жизни отдельных социальных групп, чем духовному возрождение татарского народа. Начавшееся с низов движение за обновление веры постепенно превращается в политику господства верхов. История показывает, что союз церковной иерархии с официальной властью в целях господства над народом неоднократно приводил к разрушению основ веры. Похоже, мы вновь повторяем этот путь. Но последствия следования этому пути могут оказаться еще более плачевными. Ибо обманутый дважды в течение одного века народ практически невозможно будет вернуть к истокам веры. Поэтому нам в конце то концов необходимо научиться отличать свет от тьмы, знания от невежества, «зерна от плевел». Это, прежде всего, относится к различным социальным учениям. В начале XX века, отвергнув политику царизма, мы последовали за большевиками. Спустя 70 лет обвинив их во всех смертных грехах, объявили демократию. Сегодня, разочаровавшись в ней, вовсе потеряли жизненный ориентир. В результате оказались у разбитого корыта. В чем же наша ошибка? Опять же в неспособности отличить «зерна от плевел». В суре «Исра» Корана сказано, что нельзя идти по пути, если не знаешь куда она ведет. Отличать зерна от плевел призывает и Евангелие. А мы не понимая сущность, продолжаем упорно отвергать их. Вся беда в том, что не видим праведные и неправедные стороны этих учений. Принимая только одну из их сторон, слепо следуем за ними, или так же слепо отвергаем их. Противопоставив одно учение другому, выхолащиваем их созидательную сущность или же усиливаем их разрушительный потенциал. Так поступали по отношению царизма и социализма, так поступаем сегодня и по отношению демократии. Что касается веры или религии, то мы готовы отрекаться даже от Бога, видя неправедное поведение служителей церкви. Естественно, такая мировоззренческая слепота лишает нас праведной жизни. Особенно опасна спекуляция духовными ценностями, понятиями веры и религии. Ибо, разочаровавшись в Боге, человек становится жертвой и орудием сатанинских сил. Поэтому спекуляция религией является самым большим грехом, за которое следует мучительное наказание. Спекуляцию с социальными и национальными ценностями еще можно пережить, а вот спекуляцию религиозными ценностями преодолеть практически невозможно.

Человек, потерявший веру в Бога, постепенно становится служителем сатаны. Он любую праведность превращает в неправедность. Мы все оказались жертвами этой неправедности, за что и подвергаемся наказанию. Поэтому при обращении к любому социальному учению, мы должны исходить из их соответствия принципам праведности, то есть божьим законам и распознать их неправедные извращения.


6. Отношение общества «Таухид» к другим религиям


Общество «Таухид» в своей деятельности руководствуется изложенными в Коране пророческими установками. Но в мире существуют и другие религии. Наиболее близкие к исламу– это иудаизм и христианство. Но для ханифитов на уровне первичного откровения от единого Бога между ними особой разницы нет. Разными их сделала церковь. Из-за этого сегодня они рассматриваются как разные религии и даже враждуют между собой. Поэтому ханифиты отвергают церковь и возвращаются к их общинным формам, хотя признают их этнокультурное различие по форме вероисповедания, связанное с определенным духовно-экологическим ландшафтом. Нас объединяет единый Бог и единые законы, исходящие от Него. Без такого единство не было бы ни творения, ни его совершенство. Например, если бы законов Ома или Ньютона были бы различны для разных времен и народов, то распалась бы вся материальная жизнь. Для нас единой религий всех времен и народов является ислам, а его носителями мусульмане, но не современном их толковании, а ханифитском. В этом смысле и иудаизм, и христианство первичного откровения являются исламом, а ханифиты Торы (Таурата) и Евангелия (Инджиля) являются мусульманами. При этом считаем, что оцерковление священных писаний привело к фетишизации веры, а при канонизации Торы и Евангелия - искажению их содержания. Поэтому мы сегодня имеем противопоставление не религий (религия Бога одна!), а их фетишизированных форм: церковь (не как институт, а место богослужения) – мечеть (синагога), мулла – поп (раввин), икона- шамаил (менора), полумесяц - крест (звезда Давида), литургия - намаз, молитва - дога, проповедь - дагъват, ряса – чапан-чалма и т.п. А о сущности веры, как единственного условия преодоления фатальности земного (фани) бытия и приобретения вечной (бакый) жизни рассуждаем лишь в форме церковной схоластики и утешительной мифологии. Человек без веры это живой труп с мертвой душой. Он не имеет никакой ценности как божье творение. Такой человек называется неверным (куфр) или же гоем, поэтому лишен божьей благодати в этой и иной жизни. Интуитивно чувствуя это, он хочет испытать как можно больше земное блаженство и наслаждение, толкающие его на все формы извращений и развращений.

В то же время, каким бы правоверным не считал себя человек, если он наводит хулу на другую религию, остается неверным, так как этим самым он отрицает свою религию, то есть отрекается от веры, ибо религия Бога одна и едина (при всех формах их проявления). Только церковь разделяет религии, поэтому она неверна. Церковь и вера несовместимы, как жизнь несовместима со смертью.

Именно церковь в лице иудейского синедриона отверг Закон Моисея, которого пришел исполнять Иисус Христос, а не отвергать, за что и был распят. Праведный иудаизм принял, в основном, формы иудо-христианства и христианства, одинаково преследуемые всесильным синедрионом и могущественной римской империей. Но Рим, оказавшийся неспособным противостоять христианству, превратил его в церковь. Союз империи и церкви погубил праведное христианство. Всякое его противостояние против церкви объявлялось ересью. Вселенские христианские соборы (их с 325 по 1965 год было около 30), созывались, в основном, для того, чтобы бороться, с так называемой, ересью. Чтобы восстановить религию Бога потребовалось новое, возможно, последнее пророчество. Такая миссия выпала на долю пророка Мухаммада, которому был ниспослан Коран, последняя версия Небесной Книги (Эхле Китаб), первоисточник предыдущих посланий - Торы и Евангелия. Обновленная религия была названа исламом, то есть покорностью Богу, идентичному понятию иудаизм (славящая Бога).

Пока соблюдался обновленный Закон, продолжалось «триумфальное шествие» ислама. Но под натиском сатанинских сил, пробравшихся в сердцевину ислама, одновременно шел процесс оцерковления ислама, наподобие оцерковления иудаизма и христианства. Чем сильнее укреплялся союз империй и мусульманской церкви, тем больше ослабевал праведный ислам. Истинные мусульмане, как и свои иудейские и христианские предшественники вынуждены были уходить или в подполье или переходить в оппозицию. Естественно, для официальной мусульманской церкви это есть ересь, секта, бунт (фетнэ).

Таким образом, и ислам превращается в духовного приказчика безбожных властей. В настоящее время официальная церковь всех конфессий (иудейства, христианства, ислама и др.) и их жрецы (раввины, папы, епископы, попы, муфтии, муллы и пр.) представляют мировой синедрион, приговоривший две тысячи лет назад к распятию Иисуса и преследующий поныне ханифитов. Те, которые отказываются подчиниться этому всесильному ареопагу, объявляются еретиками, экстремистами, террористами, ваххабитами, бандитами, душманами (врагами), фундаменталистами и прочими бунтовщиками. Правда, эти «лестные» определения даются в настоящее время, в основном, исламистам, ибо последние очаги сопротивления против союза империи и церкви сохраняются лишь в праведном исламе, тогда как их иудейские и христианские единоверцы давно уже уничтожены, рассеяны, загнаны в монастыри. Люпенизированные их последователи превращены официальной церковью в «пушечное мясо» или «козлы отпущения» при борьбе против праведного ислама и ханифитов.

Поэтому общество «Таухид» призывает всех «людей Книги» отмежеваться от официальной церкви и вернуться к исходным формам организации общественной жизни, Наш путь не «от общины к церкви», а от «церкви к общине». Сегодня разделяет людей не вера в единого Бога (единобожие), а стоящая на духовной страже безбожных империй официальная церковь.


7. Форма организации общества татар-мусульман


В России единое татаро-мусульманское общество существовало до большевистского переворота октября 1917 года. Оно управлялось с единого организующего центра – Оренбургского (затем, Уфимского) духовного управления, которое объединило вокруг себя более 4 тысяч приходов (мехелле). Хотя оно находилось под строгим наблюдением царских властей, свою деятельность осуществляло сравнительно самостоятельно, то есть татары жили, в основном, по своим традициям и мало зависели от имперских порядков. Татары создали собственную образовательную, правовую и экономическую системы. Сегодняшним татарам-мусульманам не хватает именно этого. Опираясь на этот исторический опыт, они могут организоваться в форме следующих структур: семья (гаилэ), приход (мехелле), сельско-поселковое (авыл-бистэ), районное (илчэ), региональное (тобэк), всетатарское (гомумтатар) общество. Ими руководят имамы соответствующего уровня. Семейным имамом является глава семьи. В начальный период организации татаро-мусульманских общин мехеллинского имама выбирают мусульмане мехелли, районного имама – мехеллинские имамы, сельско-поселкового имама – мехеллинские имамы, районного имама – сельско-поселковые имамы, регионального имама – районные имамы, и, наконец, всетатарского имама региональные имамы. Имамом семьи является глава семьи. После создания полной структуры имамата, выборы имамов соответствующего уровня осуществляются представителями (делегатами) обществ татар-мусульман соответствующего уровня. Как нравственное правило, выборы проводятся гласно и открыто, но без всяких конъюнктурных соображений. Тайное голосование проводится только в исключительных случаях. Всякое давление на выбор считается греховным. Выбранным имамам никакие «указы» не вручаются, ибо это является выражением сомнения в волеизлияние общества. Имамы подотчетны только перед своим обществом. С целью сохранения единства мусульман признается обязательным лишь фетва (богословское решение) вышестоящего имама. Имам не находится под наблюдением государства и других организаций. Иначе это рассматривается как ущемление свободы совести, непризнанием татар-мусульманского образа жизни. В помощи имамам выбираются муллы. Если имам руководит всей общественной жизнью общества (или общины), то мулла выполняет его религиозные и обрядовые функции. При имаматах организуются специальные управления или отделы, исполняющие роль исполнительных и организационных органов.


8. Иущество и финансы общества «Таухид»


Имущество и финансы общества «Таухид» состоят из шести частей: семьи, мехелли (общины), села (поселка), района, региона и уммы (всего общества). Они складываются из религиозных пожертвований (зякат, садака и др.) отдельных индивидуумов, а также отчислений в фонд имама (хумс) от прибыли частных собственников, общественных предприятий и иных праведных имущественных и финансовых источников.

Как правило, имущественные и финансовые накопления осуществляются в семье, после удовлетворения семейных потребностей (на уровне нисаба), они отчисляются в фонд имама мехелли. После удовлетворения потребностей мехелли, отчисляются имаму села и так далее. Конечная доля имущественных и финансовых поступлений сосредотачивается в руках имама уммы, который использует их в интересах всей уммы. Доля отчислений по восходящей вертикали устанавливается на общем курултае уммы и вступает в силу после ее утверждений нижестящими структурами общественного самоуправления. Общество «Таухид» отвергает всякие формы имущественного и финансового управления, направленные по вертикали сверху вниз, как это практикуется в безбожных светских обществах. Формы использования общественного имущества и финансов определяют экономические структуры обществ (общин). Ткущее управление общественным имуществом и финансами осуществляет имам через главного бухгалтера (казначи) общества (общины). По использованию общественного имущества и финансов имам подотчетен только перед управляемой им уммой. Нерадивое (бэрекетсез) отношение к общественному имуществу и финансам подлежит осуждению со стороны уммы, а их корыстное использование влечет за собой строгое наказание.


9. Организация татаро-мусульманских общин (мехелле)


Если клеткой татаро-мусульманского общества является отдельная личность, а первичной его ячейкой - семья, то основой ее общественной организации является мехелле (община). Именно поэтому к ее организации придается самое большое значение. Ибо, если нет махалли, то нет ни общества (джамаата), ни татаро-мусульманской уммы.


9.1. Цели и задачи мехелле

Основная цель мехелле: организация, обеспечение и регулирование духовно-нравственной, этно-культурной, социально-экономической жизни человека с момента заложения его в утроб матери до в перехода иной мир (ахират); формирование биосоциальной и этнодуховной личности.

Основные задачи мехелле:

- составление паспорта мехелле (территория владения, земля и ее природные ресурсы, долевая и общинная собственность, формы производства и источники самообеспечения, демографическое состояние);

- организация системы воспитания, образования и здравоохранения;

- защита личностных и социальных прав, индивидуальной собственности, обеспечение стабильной материальной жизни членов мехелле;

- сохранение чистоты и порядка на территории мехелле, обеспечение безопасности жизни всех его членов;

- организация коллективного труда, проведение общественных работ;

- сохранение и исполнение религиозных и национальных обрядов;

- проводы на удаленную службу и далекую чужбину;

- привлечение возвращенцев и прибывших в жизнь мехелле;

- защита от стихийных и преднамеренных бедствий;

- справедливое наказание, призыв к праведности, запрет неправедности;

- чествование личностей, достойных уважения;

- установление деловых и правовых контактов с государственными органами управления и ближайшими самоуправляемыми мехелле;

- установление мирных и дружеских отношений с представителями иных национальностей и конфессий, привлечение их к жизни мехелле во взаимосогласованных условиях.


9.2. Структура создания мехелле

В составе мехелле могут создаваться следующие бытовые объекты:

- мехеллинская мечеть;

- семейная школа (оя тэрбийэсе);

- мехеллинская школа (медресе);

- товарищества предпринимателей (ширкат);

- учреждения здравоохранения;

- библиотека;

- дом культуры;

- юридическая консультация (казый хокеме);

- дом питания (столовая);

- дом быта;

- торговый дом (сэудэ йорты);

- банк (казна йорты);

- дом охранника (каравыл йорты).


9.3. Формы организации мехелле

Мехелле может организоваться в следующих формах:

- экстерриториальные (междомные и/или межквартирные мехелле). Организуются в условиях многонациональности и поликонфессиональности территории (в условиях города и дисперсности татарского населения);

- территориальные мехелле. Организуются, в основном, в условиях компактного проживания татарского населения (в деревнях, поселках и т.д.);

- новые мехелле. Организуются в новостройках, создаваемых в форме татарских поселков, кварталов и т.д. на специально выделенных территориях.

В зависимости от формы организации, мехелле может быть самостоятельным субъектом территориального самоуправления или же входить в состав многонационального субъекта самоуправления (муниципального образования) в качестве этнодуховной структуры.


9.4. Практическая организация мехелле

Если сегодня трудно разъяснить необходимость общинной жизни, то ее организация еще труднее. В чем же заключается эта трудность?

Во-первых, мы вчистую забыли общинную форму жизни (если не считать псевдообщинные колхозы или советы). Поэтому не знаем даже с чего начать.

Во-вторых, чрезвычайно осложнены условия организации мехелле, особенно в условиях города: нет правовых основ организации национальной жизни на этнодуховных традициях, нет национальных территорий, кварталов. В одном доме, и даже в одной квартире живут люди разных национальностей и вероисповеданий. Естественно, это делается в ассимиляционных целях

В-третьих, нет материальной и социально-экономической основы общинной жизни. Предприниматели, товаропроизводители весь налог платят государству, которое не признает общин и, поэтому, не выделяет им доля из налоговых отчислений. Организация самоуправляемых общин возможна лишь при материально-финансовом самообеспечении, что ложится дополнительным бременем для малообеспеченных людей, составляющих большинство общин.

В-четвертых, Российское законодательство не признает никакую форму национального самоуправления, в том числе территроиальных этно-социальных, этно-культурных или этно-религиозных общин. Татарская интеллигенция, боясь за свои привилегии (как индульгенции за лояльность к властям) отмежевываются от организации общин по этим признакам.

В-пятых, простой народ, хотя и стремится жить общинной жизнью (в первую очередь это нужно ему), но из-за боязни местной официальной власти и отрицательного отношения безбожного, безродного общества, не проявляет особую активность в формировании самоуправляемых общин.

В-шестых, забыты и разрушены традиционные правила общинной жизни, а новые еще не созданы. Существующие системы организации общества (образование и культура, производство и потребление, социальное обеспечение и экономика, правозащита и безопасность и др.) не приспособлены к традиционному укладу жизни татарского народа и тормозят его этнодуховное развитие, особенно, в сфере жизнеобеспечения и самоуправления.

В-седьмых, отдельные социальные группы, не воспринимаемые этнодуховные формы организации общественной жизни, оказывают людям, выбравшим этнодуховную парадигму развития психологическое давление (через правовые и экономические структуры, средства массовой информации и т.д.). Они лишены какой-либо помощи как со стороны местных органов управления, так и официальных религиозных и национальных структур.

В этих неблагоприятных условиях необходимо создание инициативных групп, состоящих из людей с сильной волей и твердым характером.

Эти люди должны соответствовать следующим требованиям.

1. Быть активным членом общества «Таухид», проявлять усердие (ижтихад) на пути божьем на примере ханифов-праведников.

2. Находиться в гуще духовно-нравственной, культурно просветительской жизни татар-мусульман (ханифитского мировоззрения). Признавать, усвоить и реализовать в жизни каноны татарского народа.

3. Участвовать в создании правовых основ и организации общественной жизни в форме мехелле и структур их жизнеобеспечения.

4. Обеспечить социально-экономическую самостоятельность мехелле.

5. В целях противостояния безбожной ассимиляции, найти и использовать эффективные методы укрепления веры. Привлекать к этому ответственному делу не служителей власти и церкви, а ханифов-праведников.

6. Разработать механизмы защиты населения от произвола властей, одновременно оберегая его от вредного столкновения и противодействия. Привлекать для этих целей людей праведного поведения из официальных структур. При возможности привлекать их к практической жизни мехелле. Убеждать всех социальных групп населения о преимушествах мехелле во всех сферах общественной жизни (духовно-нравственной, национально-культурной и социально-экономической.

7. Найти общий язык и уметь сотрудничать с живущими бок о бок с татарским населением этническими и религиозными группами. При взаимном согласии привлекать их к повседневной жизни мехелле.

Мехелле, в основном, образуются на родственной, родовой, племенной, этно-соцальной, этно-культурной, этно-духовной основе. Но в силу смешения населения (особенно в городах) целесообразно начать их образование на территориальной основе в форме территориальных органов самоуправление, в состав которых входит общины различной социальной ориентации. Но при этом следует учесть, что непременным условием устойчивости создаваемых органов самоуправления должно быть высокая нравственность их создателей. В противном случае, внутренние противоречия приведут на нет все усилия.



10. Практика создания общества «Таухид»


В современных условиях создание общества ханифов-праведников чрезвычайно трудно. Ибо сегодня у них нет ни одной действующей общины-мехелле хотя бы в эмбриональном состоянии. Современное общество представляет туманность индивидуумов, без единого центра кристаллизации. Хотя формально чуть ли не каждый человек идентифицирует себя с какой-либо нацией или даже конфессией, подлинного единства нет. Сегодня даже семья в силу ее этнической и мировоззренческой неоднородности не представляет этнодуховное целое. Чисто формальными становятся понятия «семейный очаг», «глава семьи». Сплошь и рядом сын не признает отца, мать отвергает дочь. Понимая пагубность атомарного распада общества, отдельные общественники пытаются реанимировать идеи организации самоуправляемых общин, хотя бы на материально-бытовой основе. Но из-за отсутствия этнодуховной мировоззренческой надстройки, такие общины быстро приходят в упадок. Наглядный пример тому, коммунистическая община (коммуна), превратившая раскрепощенных людей вновь в крепостные, еще более зависимые от новых крепостников. Дело в том, что в условиях самодержавного крепостного права в обществе еще сохранялись патриархальные устои, которые создавали вокруг отдельной личности кольца защиты: семья, род, племя, нация, государство. Ибо каким бы сильным не был врожденный нравственный закон, в отсутствие этих бронированных оболочек, он теряет защитную силу. Поэтому, не восстановив эти оболочки, невозможно защитить человека от духовно-нравственного распада. Первичным условием такого восстановления являются этнодуховные общины, которые доказали свою жизнеспособность. К сожалению, сегодня процесс индивидуализации личности под предлогом «свободы личности» лишила людей этой возможности. Новым господам нужны даже не крепостные, а бесправные рабы, полностью лишенные какой либо социально-групповой защиты. Именно поэтому безбожная власть всячески сопротивляется созданию подлинно самоуправляемых общин. Будучи не в силах полностью игнорировать их она создала так называемый институт самоуправления, по сути являющийся продолжением вертикали государственной власти сверху вниз, где всякое «волеизлияние» граждан должно быть санкционировано сверху. Даже общественные органы самоуправления, берущие на себя бытовые функции самообеспечения, должны получит на это санкции от местных органов «самоуправления». Естественно, в этих условиях создать какую-либо независимую от властей самоуправляемую общину чрезвычайно трудно. Даже «абыстаи» в белоснежных платках и «аксакалы» в вышитых тюбетейках призывают не исправлению общества, а очищению самих себя. Но как это сделать в одиночку, при тотальной извращенности нравственных устоев общества, они не говорят, ибо знают, что это не нравится власть имущим и их духовным приказчикам. По их мнению, ребенок уже в утробе матери сам должен воспитывать себя, усваивать основы веры, беречься от греха. Но откуда он это может знать? Рождается от порочной матери, растет в пьяной семье, воспитывается в безбожной школе, живет в секуляризованном обществе. Разве что это поймет в пенсионном возрасте. Но какой прок от этого. Где преемственность поколений, рода и племени? Если бы человек был способен на саморазвитие, то не нужно было бы и учителей и наставников. На это может быть и не стоило обращать внимания, а делать свое дело независимо от них. Но они через красивые вагазы, «умные» советы внедряют в сознание людей опиумную схоластику, отвлекают их от борьбы за божью справедливость. Этим самым они отчуждают людей от истинной веры, отделяют их друг от друга.

Да, мы сегодня живем в условиях высшей активности сатаны. Его неверное войско разрушает последние бастионы истинной веры, пока еще находящиеся в руках праведников-ханифов. По сути дела идет борьба за смысл жизни. В Евангелие от Матфея говорится: «претерпевший до конца спасется», «ибо истинно говорю вам: доколе не пройдет небо и земля, ни одна иота или не одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (5:18, 10:22). Эти же истины мы найдем в Коране и других священных писаниях. И вот когда речь идет о борьбе, равной смыслу жизни, празднословная схоластика, лицемерие перед безбожниками, гимн палачам нации и народа, превращение безбожных властителей в идолы невозможно прийти к спасению. Для этого нужна твердая поступь пророков и праведников-шахидов.

Общество праведников-ханифов – это не сладкострастный опиум, прелести жизни, не лозунг, «бери от жизни все» или наслаждайся жизнью, а приобретение рая и средство спасения от вечной муки ада. На начальном этапе оно создается от полностью независимых от официальных властей и их законов групп праведников, готовых на самопожертвование на пути Бога. Возглавляют эти группы единогласно избранные имамы. Объединение групп в общество происходит через имамов. Представляется свобода создания новых групп, отделения от своей группы или перехода из одной группы в другую. Но категорически запрещается вносить раскол в умме, создавать вражду между группами, наносить вред в целом обществу «Таухид».

Имамы общества «Таухид» не могут быть имамами официальной церкви и служителями их структур. Не принимает даваемые ими титулы и звания.

Общество «Таухид» и его структуры не могут регистрироваться ни в каких государственных и церковных структурах. Но могут работать в их хозяйственных структурах, если таковых нет в структурах общества «Таухид». При этом преследуются цели содействия деятельности общества «Таухид».

Общество «Таухид» не делит людей на богатых и бедных, званных и незванных, имущих и неимущих, высоких и низких. Главное это – быть истинно верующим, а имущество праведным, молитвы принятыми.

Но татарский народ вот уже около 100 лет живет без никаха (без божьего благословления создания семьи), заката (очистительной милостыни), без уразы (поста). Из-за этого перед Аллахом представляется греховным, а для небес мертвым. Если он не придет к Великому покаянию, то спасения не будет. Аллах не представит ему свое убежище (хозур). Чтобы не остаться навеки с сатаной, и спастись от земных страданий и небесных наказаний, ему необходимо вернуться к истокам истинной веры и встать на путь праведников. Мирская жизнь как бы ни была прекрасной, перед вечностью она лишь миг. Если не будет вечности, кому нужен этот прекрасный миг? Чтобы исчезнуть как искра? В чем же тогда смысл жизни?

Отдельный человек не находя ответы на эти вопросы все глубже погружается (впадает) в грех. Из этого чертового колеса его может спасти лишь общество, живущее по божьим законам. Такую цель и преследует общество праведников-ханифов «Таухид» («Единобожие»).

Общество «Таухид» не проповедует беспринципный, эксклюзивный, механический экуменизм, не призывает к толерантности во лжи, сводящейся, в конечном итоге, к лицемерию, а в лучшем случае - к терпимости, а призывает к возвращению к священным истокам истинной веры, социальной базой которой, как уже говорили выше, является врожденная вера («фитрый иман»), свобода воли, дарованная Богом, неурезанная земная доля в равенстве и высшая социальная справедливость. При отсутствии этой социальной базы, как фундамента веры, всякая религиозная догматика, какой бы апологетичной и рафинированной она не была, при малейшем испытании на веру может рассыпаться на мелкие куски, как великолепное здание, построенное на песке.

Современная демоническая власть и прислуживающая ей церковь, построенные на песке не могут составить фундамент веры. Только общество, построенное на принципах социальной справедливости может стать фундаментом истинной веры, если, конечно, на это будет воля Аллаха.

Мы в выборе истинного пути не призываем ни к каким насильственным действиям, ибо линия противостояния мира муэминов и куфра проходит через нас самих, свои роды и племена, нации и государства. Мы не отменяем ни иджтихад, ни джихад, но их направляем по линии внутреннего, а не внешнего противостояния. Легче всего ненавидеть другого и даже стать шахидом ради этого, но гораздо труднее стать шахидом во имя собственного спасения.

Проповедь царства истины более опасно, чем сражение за веру.

Но истинный ханиф, спасая себя, спасет все человечество!